Первый инквизитор

5/08/2011, No Comment

В числе инквизиторов было много доминиканцев. Нет, совсем не потому, что доминиканцы отличались от представителей других монашеских орденов особенным тупым фанатизмом и садистскими склонностями. Как раз наоборот – отличались своей образованностью, как в богословских вопросах, так и – что особенно было важно – в знании законов, ведь обязанности инквизитора заключались, прежде всего, в ведении судебных процессов.

Некоторые братья, исполнявшие обязанности инквизитора, удостоились чести стать святыми. Например, блаженный Аймон Тапарелли, да и папа святой Пий V в свое время также был инквизитором. Особенно дороги нам имена инквизиторов ставших мучениками: прежде всего нужно вспомнить святого Петра Веронского, блаженных Петра Руффийского, Антония Павони и Варфоломея Червери, а также Вильгельма Арнауда.

Мученическая смерть этих братьев открывает перед нами совсем неприглядный образ их противников. Еретики вовсе небыли такими, какими их зачастую представляет антицерковная пропаганда: вольнодумными философами, романтическими мечтателями, одним словом – невинными овечками, чье слабое блеянье раздражало слух тупых фанатичных мракобесов.

Долгое время церковная традиция приписывала «почетное» звание первого инквизитора самому святому Доминику (пока это звание считали почетным).

Таким «инквизитором», председательствующим на аутодафе изобразил Доминика Педро Берругете

Истоки этой традиции восходят к знаменитому Бернарду Ги – инквизитору и историку нашего Ордена. Однако инквизитором Доминик попросту не мог быть, поскольку он почил во Христе в 1221 году, а «годом рождения» инквизиции, следует считать год 1233. Впрочем, Бернард, награждая этим званием Доминика, преследовал довольно благородную цель – он хотел поставить его в пример всем инквизиторам, давая понять, что их главным заданием является не покарать еретика, а обратить заблудшего.

Однако далеко не каждым инквизитором наш Орден может гордиться. К числу таковых относится Роберт ле Бугр (le Bougre) – по-настоящему претендующий на звание «первого инквизитора».

В прошлом Роберт сам был катаром. Более того - он принадлежал к касте «совершенных», т.е. был одним из духовных лидеров этого еретического движения. Прозвище «Bougre» означает «болгар» (bulgare), что указывает на предположительную связь катаризма с болгарским богомильством. Неизвестно, что именно послужило причиной его обращения. Вполне возможно, что бывшие соратники сильно его разочаровали, и его последующая бурная деятельность может являться своего рода отмщением. Как бы там ни было, искореняя ересь с фанатическим рвением, Роберт был уверен, что борется с делом самого сатаны. Приобретенный в прошлом опыт определенно пригодился ему на посту инквизитора: как сам не раз хвалился, он распознавал еретиков уже по одним только жестам.

Приняв католическую веру, Роберт вступает в Доминиканский Орден, а в 1233 году папа Григорий IX назначает его инквизитором Бургундии. Его ревность и последовательность, питаемые опытом, приводят к многочисленным экзекуциям. Особенно он отличился в Шарите-Сюр-Луар, где отправил на костер 50 еретиков. Однако вскоре он вступает в конфликт с некоторыми епископами (в том числе с архиепископом Реймса), шокированными его деятельностью, и воспринимающими ее, как ущемление своих суверенных прав.

В 1234 году Григорий IX отзывает его, но уже в следующем году Роберт возобновляет свою деятельность уже в звании генерального инквизитора Франции. Был он безжалостным не только к самим еретикам, но и к тем, кто, как он считал, укрывает их или вообще с ними знаком. Его жестокость наградила его прозвищем «malleus haereticorum» - молот еретиков (это прозвище носили в свое время также св. Викентий Ферреро, Торквемада, и св. Антоний Падуанский).

Роберт не сидит на месте. Между 1236 и 1239 годами он посещает Шалон-ан-Шампань, Камбре, Перон, Дуэ и Лилль, отправляя на костер в сумме около 50 еретиков. В 1239 г. он возвращается к своей деятельности в Шампани. В Провен он использует ярмарку для проведения облавы на еретиков, а в Монт-Айм отправляет на костер 183 особы (об этом свидетельствует цистерцианский хронист Обри из Труафонтен – присутствовавший при этом лично).

Его чрезмерная ревность приводит к конфликтам с обычными трибуналами. По требованию многих епископов его, в конце концов, смещают с занимаемого поста, а после проведения назначенного папой следствия доверенного бенедиктинцу Матфею Пари, за использование чрезмерно жестоких и недозволенных методов, Роберт был приговорен к пожизненному заключению. Именно его злоупотребления и вызванная ими всеобщая ненависть снискали инквизиции дурную славу. Впоследствии Григорий IX и его преемники кодифицируют способ действия инквизиторов, уточняя их обязанности и ограничивая в правах.

Я не знаю истории французских выражений, но может быть это благодаря Роберту слово «bougre» стало ругательным?

No Comment

Отправить комментарий