Педро Берругете

1/10/2014, No Comment

Когда мы заводим разговор об Испании конца XV века, воображение многих рисует мрачные картины «тёмных времён», в которые всем прекрасным проявлениям человеческой натуры, в том числе, разумеется, культуре и искусству всячески препятствовала Католическая Церковь и всемогущая Испанская Инквизиция. Таковы сложившиеся стереотипы, которые часто представляются чем-то вроде «исторической аксиомы». Но так ли это было на самом деле? Попробуем найти ответ на этот вопрос на примере творчества известного испанского художника Педро Берругете, жившего как раз в те времена.

Педро Берругете (Pedro Berruguete)родился в небольшом кастильском городке Паредес де Нава в 1450 году. Предполагается, что он учился живописи в Саламанке у Фернандо Гальего. О раннем периоде творчества Берругете известно совсем немного, так как большинство из созданных им в то время произведений не сохранилось. Известно, что он работал над росписью алтарей в церкви Святого Иоанна в Паредес де Нава и исполнил несколько других заказов в окрестностях родного городка. Уже в то время проявился его талант живописца.

Новый этап в творчестве Педро Берругете открыла поездка в Италию, куда он отправился, чтобы совершенствовать своё мастерство. В то время Италия была центром культурной жизни Европы, где великие живописцы Ренессанса создавали свои студии, в которых ученики могли постигать открытую ими науку гармонии и красоты. Поэтому многие талантливые художники со всей Европы стремились в Италию, привлекавшую их гуманистическими идеями и новыми веяниями в искустве.

По мнению некоторых искусствоведов, вначале Берругете устроился подмастерьем у великого Микеланджело, а с 1475 года начал работать в Урбино – втором после Флоренции центре ренессансной культуры – при дворе герцога Федерико де Монтефельтро. Это подтверждается документом из нотариальных архивов Урбино, упоминающем о присутствии в 1477 году художника Пьетро Спаньоло (то есть Испанца). В те времена итальянские аристократы и богатые горожане нередко становились покровителями художников. При их роскошных дворцах создавались своего рода художественные салоны, где мастера искусств могли встречаться и демонстрировать свои таланты. Таким был и герцог Федерико, которого описывали как «выдающегося полководца Возрождения, одного из самых трезвых и расчетливых политиков Италии, бескорыстного почитателя науки и искусства». Обладая одной из лучших библиотек Европы и обширной коллекцией произведений античного искусства, Федерико де Монтефельтро глубоко проникся идеями Ренессанса и окружал себя людьми новой, гуманистической культуры. Его дворец стал местом, где творили величайшие итальянские художники: Пьеро делла Франческа, Мелоццо да Форли, Альберти, Браманте. В такой атмосфере формировались творческая личность Педро Берругете.

В сотрудничестве с нидерландским живописцем Юстусом ван Гентом Берругете создал для библиотеки герцогского дворца несколько картин и серию портретов великих мужей древности, мыслителей Греции и Рима и деятелей Церкви. Он участвовал в написании портрета герцога Федерико да Монтефельтро с сыном Гвидобальдо,

а также четырех «Аллегорий свободных искусств», созданных для дворцовой библиотеки герцога.

Вероятно также, что Берругете посетил Тоскану и Венецию, где им была написана картина «Христос и два ангела».

Отъезд Педро Берругете из Италии и возвращение в Испанию совпали со смертью герцога Федерико в 1482 году.

В то время Испания, объединённая под властью Католических монархов Изабеллы и Фердинанда, переживала период политического и экономического подъёма, став одним из наиболее могущественных государств Европы. Открытие Америки в 1492 году и завоевание новых земель ещё более укрепило влияние испанской короны. Всё это благотворно отразилось на культуре и искусстве, в которых проявилось национальное самосознание и, одновременно, стремление к роскоши и изысканной красоте. Строились и богато украшались храмы и дворцы. Появился даже особый архитектурный стиль – «исабелино», названный в честь королевы Изабеллы. Работа художников была востребована как никогда ранее.

Вернувшись в Кастилию, Берругете получил звание придворного живописца короля Фердинанда и королевы Изабеллы. Он поселился в своём родном городке Паредес де Нава, где вскоре обзавелся семьёй, женившись на Эльвире Гонсалес Серрано. В этом счастливом браке родилось шестеро детей: Алонсо (ставший впоследствии известным скульптором), Педро, Кристина, Изабелла, Екатерина и Эльвира.

В Испании окончательно сформировался оригинальный художественный стиль Педро Берругете, в котором популярное в кастильском искусстве тех времён нидерландское влияние готический живописи обогатилось реалистичными приёмами, типичными для итальянского Возрождения: вниманием к перспективе, новым композиционным построением изображаемых сцен, объёмным написанием фигур, контрастным освещением. В то же время сохранилась свойственная готической живописи необычайная утончённость и декоративность, выражавшаяся прежде всего в использовании золотого фона и в обилии позолоченных деталей, которые, мерцая при свете множества свечей, содавали впечатление нарядности и торжественности алтарных образов.

Педро Берругете много и плодотворно работал над алтарями в храмах Паредес де Нава и других городов. В 1483 году он написал «Благовещение» для картезианского монастыря Мирафлорес около Бургоса,

две сцены из жизни Святого Иоанна Крестителя для церкви Санта-Мария дель Кампо и панно «Месса Святого Григория» для собора в Толедо, где им же были написаны фрески, к сожалению, не сохранившиеся. Портреты ветхозаветных царей, созданные для алтаря церкви Святой Евлалии в Паредес де Нава, настолько индивидуальны и выразительны, что смотря на них кажется, словно видишь не картину, а живого человека.

В то же время сцены, изображающие Богоматерь с Младенцем, наполнены одухотворённой нежностью и светлой радостью материнства.

Однако наиболее известные произведения Педро Берругете созданы по заказу Великого Инквизитора, доминиканца Томаса Торквемады, который не только не препятствовал деятельности художника-новатора, но и оказывал ему покровительство. Томас Торквемада поручил Берругете работу над алтарями в храме монастыря Святого Фомы, постороенного в Авиле при непосредственном участии Великого Инквизитора.

Главный алтарь посвящён Святому Фоме Аквинскому, именем которого назван монастырь. Алтарь имеет высоту 21 метр и состоит из 19 образов, из которых наиболее интересны четыре панели, изображающие моменты жизни Святого Фомы. Рассмотрим их более внимательно.

Левая верхняя панель изображает облачение Фомы Аквинского в доминиканский хабит. Юный Фома в благоговении преклонил колени, тогда как один из братьев одевает на него хабит Ордена Проповедников. Вся сцена проникнута ощущением значимости этого момента – как для самого Фомы, так и для всего Ордена.

На правой верхней панели можно видеть как Ангелы препоясывают Святого Фому. Когда Фома вступил в Орден Доминиканцев вопреки воле родителей, его братья решили попытаться лишить его целомудрия, приведя к нему распутную женщину. Но Святой выхватил из очага горящую головню и прогнал женщину из своей комнаты. После произошедшего Фома опустился на колени в молитве, и ему явилось видение: Ангел препоясал его поясом как символом вечного целомудрия, которое ему даровал Бог.

На нижней левой панели Святой Фома изображён погружённым в молитву перед Распятием.

Правая нижняя панель иллюстрирует легенду о явлении Святому Фоме Аквинскому Святых Апостолов Петра и Павла. Однажды Фома никак не мог истолковать отрывок из книги Пророка Исайи. В течение нескольких дней он молился и постился, прося Бога о том, чтобы Он пролил свет на слова пророка. И тогда Господь послал к Фоме Святых Петра и Павла для истолкования сложного текста.

В пределле алтаря Святого Фомы изображены слева направо Святые: Стефан,
Августин, Иоанн Богослов, Матфей, Иероним, Себастьян.

Боковые алтари храма монастыря Святого Фомы были посвящены Святому Доминику и Святому Петру Мученику. В настоящее время эти алтарные образы находятся в музее Прадо в Мадриде. Остановимся на некоторых из них.

На центральной панели алтаря Святого Доминика изображён Доминик, попирающий крестом дракона, символизирующего ереси и заблуждения. В левой руке он держит книгу и лилию – символ чистоты.

Примечательна панель, изображающая явление Девы Марии общине доминиканцев во время пения антифона Salve Regina. Здесь в полной мере проявилось мастерство Берругете в передаче перспективы и декора храма, а также в прорисовке лиц братьев, каждый из которых наделён характерными индивидуальными чертами.

Однако наибольшую известность получило изображение Святого Доминика в виде инквизитора, председательствующего на аутодафе. В действительности же Доминик просто не мог быть инквизитором, так как он отошёл в мир иной намного раньше, чем инквизиция была официально учреждена. Тем не менее, картина весьма интересна, потому что даёт представление о том, как проходила церемония аутодафе (Auto de Fe – акт веры). В верхней части изображен Доминик, который восседает вместе с другими членами инквизиционного трибунала. Чуть ниже, около небольшой лестницы, можно видеть доминиканца, старающегося вразумить еретика, продолжая тем самым бороться за спасение его души. Нижняя часть изображения наиболее драматична: справа на помосте пламя костров уже объяло нераскаявшихся еретиков, тогда как ещё двоих, облачённых в санбенито, монах пытается призвать к покаянию. За всем происходящим наблюдают стражники и толпа зевак.

Другие панели алтаря Святого Доминика посвящены чудесам, сотворённым по молитвам Святого: воскрешению юного Наполеоне Орсини и так называемому «Испытанию огнём» во время диспута в Фанжо, во время которого книги еретиков-альбигойцев сгорели дотла, тогда, как книга Святого Доминика чудесным образом поднялась над огнём.

Образы алтаря Святого Петра Мученика рассказывают о жизни Святого Петра Веронского – доминиканского проповедника и чудотворца, инквизитора, погибшего от рук нанятых еретиками убийц в 1252 году. Почитание Петра Мученика распространилось по всей Италии и за её пределами сразу после его мученической кончины, и уже через год он был причислен к лику Святых. Инквизиторы считали его своим покровителем и примером служения Богу и людям, поэтому нет ничего удивительного в том, что Томас Торквемада решил посвятить один из боковых алтарей именно этому Святому.

Центральная панель алтаря Святого Петра Мученика напоминает аналогичную панель алтаря Святого Доминика. Атрибутами Святого Петра Веронского являются: кинжалы (один вонзён в голову, а другой торчит из груди), пальмовая ветвь с тремя коронами (мученичества, проповеди и целомудрия), и книга, раскрытая на словах Символа Веры (Credo), который раненый Пётр писал кровью на земле.

Одна из панелей посвящена молитве Святого Петра Мученика, она во многом повторяет композицию образа с молящимся Святым Фомой Аквнским. Будучи ложно обвинённым, Пётр молился Богу, вопрошая Его о том, за что с ним поступили так несправедливо. Иисус ответил ему с распятия: «А как же Я, Пётр? Что Я сделал неправильно?» Слова Петра и Иисуса можно прочитать в надписях на золотом фоне картины.

На трёх остальных панелях изображены сцены проповеди Святого Петра еретикам, его мученичества и поклонения перед его мощами, где произошло немало чудес.

Последней работой Педро Берругете было создание образов для главного алтаря собора в Авиле.

К сожалению, он не успел завершить начатый труд – уже после кончины Берругете в 1504 году работу над этим алтарём продолжил Хуан де Боргонья.

XV век был поистине «золотым веком» готической живописи. При этом стоит отметить, что именно в Испании конца XV века этот удивительный по красоте стиль, обогатившись идеями Ренессанса и обретя национальные черты, достиг своего наивысшего выражения – во многом благодаря творчеству Берругете и его последователей.

Как мы видим, Католическая Церковь не только не создавала препятствия для развития искусства, но и способствовала такому развитию. Более того, именно те страны, где влияние Церкви было особенно велико, становились культурными центрами средневековой Европы, как это произошло с Италией, Францией и Испанией.

Так можно ли по-прежнему считать «тёмными» времена, оставившие после себя непревзойдённые по красоте прозведения искусства, которыми мы не перестаём восхищаться и сегодня?

Юлия Карлова OPs

No Comment

Отправить комментарий