In exitu Israel de Egypto…

5/22/2017, No Comment

Из книги Писем блаженного Генриха Сузо, Письмо 16.

Когда Израиль выходил из Египта (Пс 114,1)

Читаем: Когда Господь вел люд свой, Израиль, из Египта в Землю обетованную, прежде, нежели они достигли цели, Он вел их около сорока лет через пустыню. Он поступил так для того, чтобы испытать их и чтобы они ясно узрели то, что носили в сердце, прежде всего, однако, для того, чтобы с каждым днем они все больше забывали о старой стране и тосковали о новой. И хотя Он мог все это совершить в один момент, не хотел так поступать, ибо как говорит св. Дионисий, Господь природы дает всякой вещи соответственно с её способностью принимать*. Мы видим это ежедневно у тех, которых Господь вывел, а потом – прежде чем приведет их к наивысшему совершенству – часто оставляет на долгое время в притеснении.

Воистину, ты должна знать только это: Бог не поступает скоропалительно ни в натуральных, ни в сверхъестественных своих делах. Пишу это тебе для того, чтоб ты ничего не делала с поспешностью. Св. Григорий говорит, что Бог иногда придерживает свой дар, чтобы таким образом еще сильнее возбудить в человеке жажду; если же такое промедление её гасит, это означает, что она не была искренней**. Чем чище дно сосуда, тем чище будет то, что в него вливают.

Бесконечность жажды

5/18/2017, No Comment

Из книги «Диалог о Божьем Провидении или книга Божественного Учения» св. Екатерины Сиенской, Учение о слезах, XCІI.

Эти пять видов слез, о которых Я тебе говорил, являются как бы пятью главными руслами. Четыре из них заключают бесконечное разнообразие слез и все являются животворящими, если истекают из добродетели. Если Я говорю о бесконечности, не хочу сказать, что ваши плачи в этой жизни бесконечны, но называю их бесконечными, поскольку бесконечна жажда души, которая их проливает.

Ранее Я изложил тебе, что слезы истекают из сердца и как сердце передает их очам, собрав их в пламенной жажде. Когда еще зеленеющее дерево бросают в огонь, оно плачет горячей водой, поскольку оно зелено; если бы оно было сухим, не стонало бы. Сердце снова зеленеет под влиянием обретенной благодати, которая добывает их, из бесплодия высушивающего душу себялюбия. Слезы, таким образом, вызываются огнем, то есть пламенем жажды. Поскольку жажда никогда не заканчивается, не может быть утолена в этой жизни, но чем больше душа любит, тем менее, как ей кажется, любит. Поэтому она постоянно вырабатывает эту святую жажду, укорененную в любви, которая является для очей источником слез.

Как подобает спорить с неверующими

5/15/2017, No Comment

Из трактата св. Фомы Аквинского, De rationibus fidei (Об обоснованиях веры), Глава 2.

10. Прежде всего я желаю предупредить тебя, что в спорах с неверующими о положениях веры ты не должен пытаться доказать веру необходимыми доводами. Это умалило бы величественность веры, истина которой превосходит не только человеческий разум, но также и ангельский; мы верим в нее только потому, что она открыта нам Богом.

11. Но поскольку все происходящее от Высшей Истины не может быть ложным, а все то, что не ложно, не может быть опровергнуто никаким необходимым доводом; так же и наша вера, с одной стороны, поскольку она превышает человеческий разум, не может быть доказана необходимыми доводами, с другой стороны в силу ее истинности она не может быть и опровергнута никакими необходимыми доводами. Таким образом христианин, вступающий в спор о положениях веры, должен стремиться не доказать, но защитить веру. Поэтому и блаженный Петр (1 Пет 3,15) говорит не «будьте всегда готовы к доказательству», но «будьте всегда готовы… дать ответ», чтобы показать в свете разума, что все исповедуемое католической верой не является ложным.


Её аскетические практики и гонения её матери

5/11/2017, No Comment

Из книги «Житие святой Екатерины Сиенской» блаженного Раймонда Капуанского, её исповедника. Часть I, глава 5.

Как только Екатерина обрела свободу служить Богу согласно своему желанию, она приступила к этому достойным восхищения образом. Она приготовила небольшую комнату, отдельную ото всех, где могла пребывать в одиночестве и истязать свое тело по собственной воле. Аскезы, которые она практиковала и пыл, с которым она искала присутствия своего Супруга, невозможно описать словами.

Ещё с раннего детства, Екатерина редко притрагивалась к мясу; она до того строго ограничивала себя в употреблении мясного и настолько ревностно приучала себя к этим лишениям, что в конце концов её могло стошнить от одного лишь запаха мяса.

Однажды я увидел её в состоянии крайнего истощения, поскольку она не употребляла ничего, чтобы подкрепиться. Я положил немного сахара в воду, которую она пила; увидев это, она сказала мне:

«Я вижу, вы стремитесь погасить остаток жизни, который во мне остался».

Когда я спросил её - почему, она ответила мне, что настолько привыкла есть невкусную еду, что любое подслащенное блюдо вызывает у неё отвращение. То же самое касалось животной еды. За время проживания в своей комнате она разбавляла вино настолько, что оно не имело ни вкуса, ни запаха и едва ли сохраняло свой насыщенный цвет, характерный для вина этого региона. В возрасте пятнадцати лет, она полностью отказалась от вина и употребляла только чистую воду, кроме этого, она ежедневно убирала новые продукты из своего рациона, в конце концов, ограничив себя только хлебом и небольшим количеством сырых овощей.

Сигрид Унсет

5/08/2017, No Comment

Сигрид Унсет (норв. Sigrid Undset; 20 мая 1882, Каллундборг, Дания † 10 июня 1949, Лиллехамер, Норвегия) — известная норвежская писательница, лауреат Нобелевской премии по литературе.

Родилась в Каллундборге в Дании на острове Зеландия. Уже через два года семья переехала в Норвегию. Там в Христиании (ныне Осло) прошли детство и юность Сигрид.

Унсет поступила в Коммерческое училище, где готовили секретарей. Свыше 10 лет (1898-1908) она служила клерком в отделении «Всеобщей компании электричества» в Осло.

Однако подлинным призванием Унсет стала литература. Её исторические романы, поднимавшие психологические и философские проблемы, близкие читателям XX века, и при этом блестяще рисующие исторический средневековый фон, были восторженно приняты критиками и публикой.

В 1924 г. Унсет, несмотря на все препятствия, была принята в общение Католической Церкви. О. Карл Кьелструп, священник, принимавший Сигрид в общение, и сам некогда обратившийся лютеранин, был членом Третьего Ордена Святого Доминика. Поэтому в дальнейшем христианская жизнь его духовной дочери была тесно связана с харизмой Ордена Проповедников, а 7 марта 1928 г., в праздник Св. Фомы Аквинского (по дореформенному календарю) уже другой священник, о. Бешо Лутц принял у Сигрид Унсет обещания жить согласно уставу Третьего Ордена Св. Доминика (без принадлежности к какой-либо общине). В качестве своего имени в Ордене она взяла имя Олаве – в честь святого Олава – короля Норвегии.

Через несколько месяцев после принятия в Орден Сигрид Унсет была присуждена Нобелевская премия по литературе за 1928 г. Она стала одним из трех доминиканцев–мирян, удостоившихся этой самой престижной мировой награды.