О том, как Екатерина дала обет чистоты и о событиях её ранних лет

1/19/2017, No Comment

Из книги «Житие святой Екатерины Сиенской» блаженного Раймонда Капуанского, её исповедника. Часть I, глава 3.

Явление нашего Господа оказало настолько мощное влияние на сердце этого благочестивого ребенка, что в нём были разрушены даже зачатки себялюбия, и вместо них в сердце воспылала исключительная любовь к Иисусу Христу и славной Деве Марии. Любая иная любовь казалась ей сплошным страданием и испорченностью, и её наисильнейшим желанием было воссоединение со Спасителем. Святой Дух одарил её благодатью понимания, что чистота души и тела необходимы для угождения Творцу, так что она бережно хранила свою чистоту до конца жизни. Она молила Царицу Ангелов и дев быть милостивой и ниспослать ей божественный свет, необходимый как доказательство её сильнейшего стремления соблюдать ангельский образ жизни на земле и для спасения её души. Наконец, небесное благоразумие призвало её не подавлять святые эмоции, вызванные в её душе Божьим Духом, и в один прекрасный день, пребывая в уединенной молитве, она взволновалась и призвала Благословенную Деву такой молитвой:

«Я обещаю Твоему Сыну и обещаю тебе никогда не принимать какого-либо другого супруга и сохранить себя в меру своих сил чистой и незапятнанной».

Третий способ молитвы

1/16/2017, No Comment

Из творения «Девять способов молитвы святого Доминика».

По этой причине, поднявшись с земли, святой Доминик обычно принимал бичевание железной цепью, говоря: «Дисциплина Твоя направила меня к цели»*. Вот почему Орден постановил, что каждый брат, из почтения к памяти св. Доминика и по его примеру, должен принимать бичевание розгой по нагой спине каждый будний день после Комплетория**, читая притом Miserere или De Profundis. Это надлежит совершать за собственные грехи или за грехи других, тех, чьи дары поддерживают братьев. Так что ни один брат, даже самый безгрешный, не должен уклоняться от следования сему святому примеру.

* Пс 17,36. Важнейший в этом тексте случай несовпадения синодального перевода и Вульгаты. Латинский вариант строки псалма (Latina Vulgata, перевод с греческого): dextera tua suscepit me et disciplina tua correxit me in finem et disciplina tua ipsa me docebit, буквальный перевод – «десница Твоя поддерживает меня, и дисциплина Твоя направила меня к цели, и та же дисциплина Твоя научает меня». Слово «дисциплина» в тексте, несомненно, используется в значении «порядка»; это слово приобрело значение плети или другого орудия для бичевания только в средние века, с распространением этой покаянной практики, в античной же латыни, и предположительно в тексте св. Иеронима, такого значения еще нет. Однако св. Доминик в молитвах несомненно использовал латинский текст Вульгаты и современное ему двойное значение слова «дисциплина», вследствие чего переводчик счел невозможным процитировать данный стих в синодальном переводе («Десница Твоя поддерживает меня, и милость Твоя возвеличивает меня»).

** Ср. Гумберт II стр. 145. Он подчеркивает, что это повсеместный обычай, хотя и не занесенный в Устав.

Перевод: Антон А. Дубинин ОПс.

Gustate et videte, quoniam suavis est dominus

1/12/2017, No Comment

Из книги Писем блаженного Генриха Сузо, Письмо 8.

Пророк говорит в Псалмах: «Вкусите и увидите, сколь сладостен Господь» (Пс 34,8).

Мои дорогие дети, св. Григорий говорит – а все сердца должны это полностью подтвердить – что служение Богу равно жизни в свободе*. Кто взошел на вершины презрения вещей преходящих и воссел на высотах вечного Блага, кого обнимают руки вековечной любви Возлюбленного – ах, дорогие дети, чего же не хватает таковому на земле? Чего же более он может желать? Сколько же радостных дней он будет иметь на земле! Блажен таковой, что он родился. Как же он должен прославлять Бога, когда взирает вниз и в бушующих волнах морских глубин (то есть в жизни без Бога) видит столько опасностей для сердца, тела и души!

Жил некогда человек, который испытывал радость и наслаждение в сладостном присутствии Бога, и поскольку он был одновременно оторван от всех творений, так думал:

Свет во мраке

1/09/2017, No Comment

Из книги «Диалог о Божьем Провидении или книга Божественного Учения» св. Екатерины Сиенской, Учение о мосте, LХХXV.

В этом свете, освещающем око разума, видел Меня святой Фома Аквинский и благодаря нему снискал свет моего знания, как и Августин, Иероним и другие учителя, и мои святые. Освещенные моею Истиною, они понимали и постигали во мраке мою истину, то есть Святое Писание. Оно кажется темным для тех, кто не мог его понять, не по вине Писания, а по собственной вине не разумеющих. Поэтому Я послал эти светильники, чтобы они освещали слепые и грубые умы, вознося взгляд их разума для познания Истины во мраке, как и сказал. И Я – огонь, принимающий их жертву, вознес их к себе, даруя им свет не натуральный, а, безусловно, сверхъестественный. Они приняли этот свет во мраке и благодаря нему познали Истину.

Эта Истина, которая тогда казалась темной, ныне является в полном свете людям наделенным разумом, как недалеким, так и смекалистым. Каждый получает ее согласно своим способностям и согласно готовности ее познавать, ибо она считается с их готовностью. Видишь теперь, что око разума получило свет влитый благодатью, высший, чем свет натуральный и благодаря нему, учителя и другие святые познали свет во мраке. Так из мрака вышел свет, ибо разум был до того, как было составлено Писание и из разума вышло знание, так как благодаря видению различало истину.

Обращение к Богу

1/05/2017, No Comment

Проповедь Иоганна Таулера.

...сказал Симону: отплыви на глубину, и закиньте сети свои для лова. Лк. 5, 4

Лука рассказывает в своем Евангелии, как Иисус взошел в лодку, попросив его оттолкнуть ее от берега. И, сидя в ней, Он учил народ, а потом сказал Симону: «Отплыви на глубину».

Об этой лодке мы и поговорим: она — не что иное, как внутренний человек, его душа, его мысли. Лодка плывет по бурному морю грозного внешнего мира, охваченного постоянной суетой и переменами — то к радости, то к печали. Как плохо тем, чьи сердца всецело прикованы любовью к изменчивым и преходящим внешним вещам и образам — поистине, кто это осознал, у того могло бы сердце окаменеть от муки.

Что будет с ними потом, об этом люди не думают в слепоте своей.

Поэтому и призыв: «Отплыви на глубину». Тем самым нам указывается важнейший путь, который необходим всем: увести душу свою и помыслы от всего, что тварно и вещно, а, стало быть, — не Бог, и отплыть на глубину, к обращенности к Богу. Кто не хочет захлебнуться и утонуть в море преходящего, тому надобно возвысить свою душу, своего внутреннего человека над человеком внешним и над всякой привязанностью к внешнему и тварному.