Absalon fili mi, fili mi Absalon, quis mihi det, ut ego moriar pro te?

3/23/2017, No Comment

Из книги Писем блаженного Генриха Сузо, Письмо 13.

Авессалом сын мой! сын мой Авессалом! о, кто дал бы мне умереть вместо тебя? (2 Сам 19,1)

Ах, дитя мое, мое любимейшее дитя, кто же позволит мне умереть вместо тебя? Кто позволит верному отцу умереть вместо дорогого дитя, столь близкого его сердцу? Если не умру телесно, умираю духовно, вместе с возлюбленным дитем моего сердца. Ах, мое дитя, телом я далеко от тебя, но мое сердце рядом с твоим ложем, на котором ты лежишь, сраженная тяжким недугом, мои очи полны горьких слез, а душа скорбит над тобой, ибо твои страдания сотрясли мои недра и наполнили их горестью.

Дитя мое, дорогое дитя, дай мне руку и – если этого Бог уже сейчас от тебя требует, не страшись смерти, а после нее будь стойкой, ибо воистину, знаешь прекрасно, что только тогда я доведу тебе истинную верность. Дети мира сего сохраняют любовь только до этого момента, потом перестают любить. Мы иначе: ныне я принимаю тебя как свое дитя. Поднесу тебя моему возлюбленному Господу и так скажу:

Соединение души с Богом

3/20/2017, No Comment

Из книги «Диалог о Божьем Провидении или книга Божественного Учения» св. Екатерины Сиенской, Учение о слезах, LХХXIX (7-16).

Пройдя путем Слова, путем учения моего Единородного Сына и устремив око разума ко Мне, первой Истине, она созерцает эту Истину; видя её, познает её и, познавая её, любит её. Её любовь следует за разумом и вкушает мое вечное божество, соединенное с вашей человеческой природой. Тогда отдыхает во Мне, океане покоя, её сердце соединено со Мной чувством любви, как Я тебе сказал, говоря о четвертом состоянии соединения. Ощущение присутствия моего Божества выжимает из очей слезы сладости; эти слезы – настоящее молоко, которым душа питается в истинном терпении. Они – ароматный елей, который разливает благоухание огромного блаженства.

О, милейшая моя дочерь, сколь полна славы та душа, которая действительно сумела преодолеть бурное море и достичь Меня, океана спокойствия, чтобы там наполнить чару своего сердца, в волнах моего наивысшего, вечного Божества! Очи, под влиянием сердца, стараются воздать ему и проливают слезы.

Это – последнее состояние, в котором душа одновременно счастлива и печальна: счастлива благодаря соединению, которое она совершила со Мной в ощущении моего присутствия, вкушая мою божественную любовь; и печальна по причине оскорбления, которое, как видит, нанося моей благости и величию. Это величие она видела и вкушала в познании себя и Меня в себе, благодаря которому достигла этого последнего состояния. Печаль эта не мешает ни состоянию соединения, ни слезам огромной сладости, которые выжимает познание себя. Любовь к ближнему наказывает душе плакать из любви ради моего Божественного милосердия и от скорби по причине грехов братьев. Плачет она с теми, кто плачет и радуется с теми, кто радуется. Радуются те, кто живет в любви и с ними радуется душа, видя, что мои слуги воздают честь и славу моему имени.

Людовик Гранадский

3/16/2017, No Comment

Годы жизни Людовика Гранадского (1504-1588 гг.), известного испанского богослова-мистика XVI века, члена Ордена Проповедников, приходились на «Золотой век» Испании, отмеченный религиозным, культурным и политическим расцветом. Людовик (Луис) родился всего через двенадцать лет после блистательной победы испанских католических королей Изабеллы и Фердинанда над маврами в Гранаде и знаменательного путешествия Христофора Колумба в Америку.

XVI век также известен началом реформации и Контрреформации, вершиной которой стал созыв Тридентского Собора (1548-1563 гг.), во многом ставшего определяющим для жизни Католической Церкви, упорядочившим её вероучение, богослужебные практики и многие аспекты деятельности.

Не менее судьбоносной для Европы стала великая победа над турками в морском сражении при Лепанто в 1571 году. Тогда, перед реальной угрозой гибели христианской Европы как цивилизации, возникло понимание того, что если Европа отвернётся от Христа, то и Бог отвернётся от Европы. Поэтому в то время, несмотря на политическую нестабильность, одновременно росло европейское религиозное и национальное самосознание, нашедшее отражение в теологии, литературе и искусстве.

Все эти события повлияли на формирование взглядов Людовика Гранадского и во многом определили его богословие и духовный опыт.

Седьмой способ молитвы

3/13/2017, No Comment

Из творения «Девять способов молитвы святого Доминика».

Также его видели стоящим прямо, вытянувшимся всем телом к небесам, подобно избранной стреле, пущенной из лука прямо вверх. Руки он, полностью выпрямив, поднимал над головой, сложив ладони или слегка приоткрыв их, будто стремясь поймать что-то в небесах. И многие верят, что именно во время такой молитвы он получал избыток благодати и бывал восхищен горé, где и вымолил у Господа дары Святого Духа для основанного им Ордена, а для себя и братьев – такую радость и наслаждение в воплощении Заповедей Блаженства, чтобы каждый мог счесть себя благословенным даже в самой глубокой нищете, в горчайшей скорби, в жестоком преследовании, в великом голоде и жажде справедливости, во всех тревогах и заботах дел милосердия; и чтобы всякий из братьев мог почитать за счастье благочестивое соблюдение послушания и следование евангельским советам. В такие времена святой отец, казалось, внезапно проникает в Святая Святых, восходя до Третьего Неба. И после подобной молитвы он вел себя как пророк, обвиняя ли виновных, даруя ли прощение или проповедуя, как описано в Чудесах*.

Nigra sum sed formosa, filiæ Jerusalem, sicut tabernacula Cedar, sicut pellis Salomonis

3/09/2017, No Comment

Из книги Писем блаженного Генриха Сузо, Письмо 12.

Я черна но прекрасна, Дочери Иерусалима, как шатры Кедара, словно завесы Соломона (Песнь 1:5).

Так Книга любви говорит о любящей душе.

Дочери иерусалимские с восхищением смотрели на самую любимую супругу Соломона, ибо, не смотря на то, что она была черна, он любил её более других ста сорока. Она же дала им такой таинственный ответ: Nigra sum… - правда, что я черна, но мила и полна грации. Как будто бы хотела сказать: предпочитаю привлекательную черноту придающую изящество, чем светлую кожу и ее отсутствие.

Ах, послушайте, прекрасные девицы, что понимает под этим Святой Дух. Кто эта черная, привлекательная негритянка, которая небесному Соломону кажется столь изящной? – Это человек отмеченный Богом страданием, тот, кого вековечное Солнце лишило цветов, испытав его тяжким, горьким страданием и обезобразило, приговорив живого к умиранию для этого мира, но за это облекает в нём внутреннего человека благодатью и изящным очарованием. Кто вкусил майское наслаждение на небесных лугах, тот недорого ценит прелести временной весны; ибо, что значат для него алые розы, фиалки, лилии и все другие краски цветов, если сердце никак не может обрести в них отдохновение?