Джованни Баттиста Тьеполо

2/26/2016, No Comment

Джованни Баттиста Тьеполо (итал. Giovanni Battista Tiepolo), по праву считают величайшим живописцем позднего итальянского барокко, в творчестве которого этот стиль в искусстве нашёл своё высшее выражение и достиг расцвета. Можно сказать, что произведения Тьеполо, прежде всего его фрески – это своеобразный «эталон» стиля, открывающий необычайное богатство выразительных средств барокко.

 

В отличие от многих художников того времени, продолжавших семейные традиции, в которых секреты мастерства передавались от отца сыну, из поколения в поколение, Джованни Баттиста Тьеполо происходил из семьи, не имевшей к изобразительному искусству никакого отношения. Он родился в Венеции 5 марта 1696 года в семье капитана торгового корабля. Отец Джованни умер всего через год после его рождения. Мать Орсетта и её шестеро детей оказались в крайней нужде. Произошло, казалось бы, невозможное: несмотря на бедность семьи, талант Джованни всё же был замечен, и он ещё совсем юным поступил на обучение к известному венецианскому художнику Грегорио Ладзарини, у которого изучал основы живописи. Однако наибольшее влияние на молодого художника оказало творчество Тициана, Тинторетто, Веронезе и, в особенности, Пьяццетты.

Свой первый живописный заказ – картину «Принесение Исаака в жертву» – Тьеполо выполнил в 19 лет. А в 1717 году он покинул мастерскую Ладзарини и был принят в гильдию художников.

Уже в ранних работах Джованни Баттиста Тьеполо обнаруживаются его талант, неординарность трактовки сюжетов и богатсво фантазии, несмотря на то, что его стиль ещё не совсем сформировался и ощущается влияние Пьяццетты, от которого Тьеполо воспринял характерную для его ранних картин тёмную цветовую гамму и яркие контрасты света и тени. Тем не менее, свойственные живописи Тьеполо темперамент и свобода, а также разработанные им новые пространственно-декоративные приёмы в композиции, вдохновили его первого биографа Виченцо да Канала на такие слова: «Манера живописи Тьеполо решительна и быстра, а его характер – вдохновение и огонь».

К наиболее значительным ранним произведениям Тьеполо относятся десять огромных декоративных панно для дворца Дольфино в Венеции и фрески, украсившие Патриарший дворец в Удине, куда художник был приглашён в 1726 году.

Важно отметить, что работа над фресками является одним из самых сложных и трудоёмких видов изобразительного искусства. Многие из фресок имеют огромные размеры, что, если смотреть на фреску с разных точек обзора, вызывает различные перспективные искажения. Чтобы учесть это и создать фреску, красота и гармония которой сохранится с любой точки зрения, необходимы сложнейшие расчёты и совершенная точность композиционных и цветовых решений. Со всеми этими задачами Джованни Баттиста Тьеполо справлялся поистине мастерски.

Постепенно стиль живописи Тьеполо приобретает свойственные ему лёгкость и изысканность, обогащается тончайшими цветовыми нюансами и обретает ту утончённую элегантность, которая не только помогла художнику стать признанным главой венецианской школы живописи, но и прославила его далеко за пределами Венеции. Тьеполо выполнил ряд заказов по украшению церквей и дворцов в Милане, Бергамо, Виченце, Вероне. Он писал как фрески, поражающие воображение своими масштабами и многоплановостью, так и станковые работы. Заказы на фресковые росписи ему помогали выполнять двое его сыновей – Джованни Доменико и Лоренцо, а также художник Менгоцци-Колонна.

К середине XVIII века творчество Джованни Баттиста Тьеполо получило признание во многих странах Европы. Он стал модным, престижным живописцем, крупнейшим мастером монументально-декоративной живописи. Славе художника способствовали многочисленные заказы. В 1750 году по приглашению архиепископа Вюрцбургского Тьеполо приехал в Баварию, где вместе со своими сыновьями расписал зал и плафон над лестницей архиепископского дворца в Вюрцбурге.

После возвращения в Италию, в 1756 году Тьеполо был избран президентом Венецианской Академии живописи и скульптуры и, одновременно, почетным академиком Пармской Академии. Современники с восторгом и почтением отзывались о личности Тьеполо. Известно, что это был галантный, приятный в общении человек, обладавший ироничным умом.

Последние годы жизни Джованни Баттиста Тьеполо провёл в Мадриде, куда в 1761 году был приглашён испанским королём Карлом III для росписи тронного зала королевского дворца. В Мадриде художник оставался до конца своей жизни – он скончался 27 марта 1770 года.

Разумеется, в одной статье невозможно описать всё творчество этого талантливого и многогранно одарённого художника. Остановимся лишь на тех его произведениях, которые имеют отношение к Ордену Доминиканцев.

Самые значительные из таких работ Джованни Баттиста Тьеполо были созданы для церкви Санта Мария дель Розарио (Santa Maria del Rosario) в Венеции. Интересна история этого доминиканского храма, более известного как церковь Джезуати (Gesuati). Из-за схожести названия эту церковь иногода ошибочно считают церковью иезуитов, хотя в действительности к иезуитам она не имеет никакого отношения. Орден Блаженного Иеронима (Джезуатов) был основан в Сиене, а в Венеции существовал с 1390-го года. В 1493-м году джезуаты начали строительство небольшой церкви на участке земли, обращенном к каналу Джудекка. В 1668 году монастырь джезуатов был распущен, а всё их имущество выкуплено Орденом Доминиканцев, в том числе и церковь. Маленький храм не отвечал потребностям доминиканцев, поэтому в 1720 году по проекту знаменитого венецианского архитектора Джорджо Массари было решено построить новое, большее по размерам, здание рядом со старым. Церковь была освящена 29 сентября 1743 года, а полностью работы над ней завершились лишь в 1755 году. Доминиканцы посвятили свой храм Богоматери Розария, желая, чтобы убранство храма не только выражало миссию Ордена и прославляло доминиканских Святых, но и поощряло благочестие, связанное с молитвой Розария.

Роспись потолка в церкви Санта Мария дель Розарио была поручена Джованни Баттиста Тьеполо, который подписал контракт с доминиканцами в мае 1737 года, а завершил работу в октябре 1739 года. Самая большая – центральная – фреска изображает установление Святого Розария.

Интересно, что Тьеполо создал эту фреску с удивительной скоростью – всего за двадцать дней! Первое, что привлекает внимание во фреске – головокружительная перспектива, в которой плоскость потолка словно исчезает, открывая врата в иной мир. Это один из излюбленных приёмов Тьеполо, в целом характерный для исусства барокко, в котором при помощи живописи создаются совершенно удивительные пространственные иллюзии «отверстых небес». Мастерски переданные перспективные ракурсы – от человеческих фигур до архитектурных элементов – устремляют взгляд зрителя снизу вверх, к небу, на фоне которого разворачивается основное действие. Святой Доминик, стоящий на высокой мраморной лестнице, уверенным жестом руки протягивает Розарий верующим, среди которых можно видеть людей различных сословий: представителей Церкви, властителей, военных, женщин, детей – всех их объединяет единое благочестие.

Справа обращают на себя внимание девочка в ярком синем платье (вероятно, Тьеполо изобразил свою дочь) и пожилая женщина рядом с ней (предположительно, жена художника – Чечилия Гварди). Вверху на троне из облака, поддерживаемого ангелами, восседает во славе Дева Мария с Младенцем Иисусом, держащим в руке Розарий. Святого Доминика также окружают ангелы, передающие ему чётки для верующих. В самом низу можно видеть группу из трёх поверженных еретиков, словно выпадающих из фрески, что символизирует победу над ересью. Слева от военных спокойно сидит большой белый пёс – один из наиболее часто изображаемых доминиканских символов.

Рядом с центральной фреской находятся две значительно меньшие по размерам.

Верхняя фреска изображает Святого Доминика во славе: ангелы возносят Доминика на Небеса.

Здесь художник использует ракурс аналогичный ракурсам большой фрески, при котором зритель смотрит на Доминика и ангелов снизу, что помогает передать движение и экспрессию происходящего.

Нижняя фреска, посвящённая явлению Богоматери Святому Доминику, тоже полна динамики.

В ней используется всё тот же приём, обращающий взгляд снизу вверх – туда, где Пресвятая Дева Мария является коленопреклонённому Доминику в окружении ангелов и в сиянии неземного света. Богоматерь простирает Свой плащ над группой людей, среди которых, как предполагается, изображены также некоторые из тех, кто отвечал за строительство нового храма.

В отличие от центральной фрески, колорит которой выдержан в серебристо-голубоватых тонах, в маленьких фресках преобладает золотистый цвет – как символ мира горнего, совершенного, в котором всё пребывает в вечном сиянии.

Фрески окружают шестнадцать медальонов, выполненных в технике гризайли, изображающих пятнадцать тайн Розария и славу Розария. Эти медальоны, скорее всего, были созданы учениками Джованни Баттиста Тьеполо под руководством мастера.

В церкви Санта Мария дель Розарио есть ещё одна работа Тьеполо – находящаяся над одним из боковых алтарей монументальная (340 x 168 см), написанная маслом на холсте картина «Явление Пресвятой Девы Марии доминиканским Святым».

Картина была заказана Тьеполо в 1740 году, но работу над ней он завершил, предположительно, лишь в 1749 году, в год освящения алтаря, над которым она была установлена. В нижней части картины можно видеть троих доминиканских Святых – Екатерину Сиенскую, Розу Лимскую и Агнессу из Монтепульчано. Екатерина и Роза стоят рядом, освещённые ярким светом, выхватавающим их из полумрака. Агнесса же склонилась в молитвенном созерцании, её темный плащ оттеняет низ картины и словно выходит за её пределы. Святые женщины изображены со свойственными им иконографическими атрибутами. Святая Екатерина Сиенская держит большое деревянное распятие, на её голове – терновый венец, на руках видны стигматы; всё это – символы её духовного приобщения к мукам Спасителя. На руках у Святой Розы Лимской, первой Святой Американского континента, находится Младенец Иисус, держащий цветок розы. Святая Агнесса, которая была причислена к лику Святых в 1726 году, то есть незадолго до написания картины, держит в руках маленькое распятие, символизирующее её любовь к Божественному Жениху; у ног Агнессы лежит лилия – символ чистоты.

Пресвятая Дева Мария словно парит на троне из золотистого облака в окружении ангелов. Её яркое облачение создаёт цветовой акцент, который направляет к Ней взгляд, несмотря на то, что Её изображение погружено в тень и смотрится силуэтом на фоне светлого неба. Образ Богоматери преисполнен спокойствия и достоинства, с которым Она взирает на Своих духовных дочерей.

Действие картины разворачивается на фоне изящной архитектуры, в которой художник тщательно выписывает даже мельчайшие элементы. На анкерной связи между колоннами сидит щегол. За троном Богоматери различима эмблема венецианского монастыря доминиканцев – пальмовые ветви и крест внутри короны.

Джованни Баттиста Тьеполо в своём искусстве неоднократно обращался к теме доминиканских Святых. Прекрасными примерами его станковой живописи являются написанные в 30-е годы XVIII века картины «Мадонна со Святыми Домиником и Гиацинтом» и «Мадонна со Святыми Домиником, Антонием Падуанским и Франциском Ассизским».

«Мадонна со Святыми Домиником и Гиацинтом» (108 х 54 см, Галерея Художественного Института, Чикаго)

являет мастерство художника как непревзойдённого колориста. Богатая цветовая палитра, которой пользуется Тьеполо, помогает подчеркнуть торжественность и, одновременно, духовную, надприродную красоту мира Небесныой славы, соприкасающейся с тварным миром и освещающей его. Как и в картине со святыми доминиканскими женщинами, Дева Мария является в окружении золотистого облака, облачённая в сине-красное одеяние, цвета которого символизируют её чистоту и царское достоинство. В руке Младенца Иисуса можно видеть Розарий. Справа от Богоматери с Младенцем изображён Святой Доминик с характерными иконографическими символами – лилией и книгой. У ног Доминика – земная сфера, символизирующая то, что проповедь Слова Божия обращена ко всему миру. Изображённый слева Святой Гиацинт держит Дарохранительницу. Святые устремляют свой взор к Богоматери. На скатерти можно увидеть небольшие, мастерски написанные сцены Страстей Христовых.

Картина «Мадонна со Святыми Домиником, Антонием Падуанским и Франциском Ассизским» (161 x 118 см, Государственный музей изобразительных искусств им. Пушкина, Москва)

композиционно и по цветовому решению во многом схожа с предыдущей, хотя в позах её персонажей более ощущается движение и пластика, характерные для искусства барокко. Освещённая мягким, но ярким светом Мадонна сидит на высоком мраморном троне. Младенец на её руках смотрит на целующего Его руку Святого Антония Падуанского, одного из наиболее почитаемых францисканских Святых. Изображённый на переднем плане Святой Доминик с благоговением оборачивается к Пресвятой Богоматери. Он показан с теми же атрибутами, как и на картине «Мадонна со Святыми Домиником и Гиацинтом»: лилия, книга, земной шар и собака. Святой Франциск Ассизский, стоящий по левую сторону от Богоматери, держит большую книгу и спокойно взирает на Деву Марию. Всё произведение, несмотря на присущую ему динамику, проникнуто внутренним миром и покоем.

Совсем иначе решена сравнительно небольшая картина «Святая Екатерина Сиенская» (70 х 52 см, Музей Истории Искусств, Вена), написанная в 1746 году.

Взгляд Екатерины, в котором одновременно выражено страдание и благоговение; терновый венец, скрещенные на груди руки со стигматами – здесь всё отображает духовный экстаз, в котором пребывает Святая. Яркое, контрастное освещение и почти монохромная цветовая палитра ещё более усиливают драматическое впечатление, производимое этой картиной.

Творчество Джованни Баттиста Тьеполо явилось вершиной развития итальянской монументальной живописи XVII—XVIII вв. Созданные им произведения искусства, несомненно, являют собой шедевры барокко, в которых всё устремлено к высшему, преисполненному света и красоты совершенному миру, где Бог есть «всё во всём».

Юлия Карлова OPs

No Comment

Отправить комментарий