О некоторых страждущих, соединенных со Слугою узами особенной дружбы

7/01/2015, No Comment

Из книги блаженного Генриха Сузо «Жизнь» (Vita), II. Глава 42.

В одном городе жили две близкие к нему особы, отличающиеся особенной святостью. Но превратности духовной жизни этих подруг Бога были совершенно различными. Одна была признаваема людьми, и Бог исполнил ее своею сладостью, другая же была лишена такого признания и постоянно испытывала страдания. После их смерти Слуга жаждал узнать, насколько различны их награды на том свете, если их жизнь на земле была настолько разной. Однажды утром, очень рано, явилась ему одна из них – та, которая была признаваема, и сказала, что еще остается в чистилище. А когда он спросил, как же это возможно, она ответила, что приписывает себе одну только вину: из-за своей славы, она часто чувствовала гордость и не сразу ее преодолевала. Но ее страдания уже окончились. Вторая, та, которая испытывала страдания, сразу взошла к Богу.

Матерь Слуги по плоти также на протяжении всей жизни испытывала страдания. Причиной этого были совершенно противоположные позиции, которые занимали в жизни она и ее супруг. Она была полна Бога и единственным ее желанием было жить по Божьему. Он же принадлежал миру и противостоял ей всей силой и упорством. Именно из этого и возникали многочисленные мучения.

Матерь Слуги имела обычай соединять все свои страдания со скорбной мукой Христа и таким образом их преодолевала. Перед своей смертью она призналась ему, что в течение тридцати лет она ни разу не участвовала в мессе без пролития горьких слез – настолько огромным и сердечным было ее сочувствие к страданиям Иисуса и Его верной Матери. Сказала ему также, что некогда, из-за безграничной любви к Богу она заболела и на протяжении двенадцати месяцев оставалась в постели, съедаемая испепеляющей тоской по Богу. Лекари поняли это и брали с нее добрый пример.

Однажды, в начале Великого Поста, она вошла в собор, на алтаре которого находилась скульптура изображающая снятие с креста. Огромную боль, которая пронзила Богородицу под крестом, эта благородная женщина ощутила так сильно, а Ее печаль наполнила ее таким огромным сочувствием, что она почувствовала, как будто ее сердце должно было разорваться. Она упала без сознания, утратив зрение и дар речи. Ее перенесли в дом, где она прикованная к постели болела до девятого часа Страстной Пятницы и умерла во время чтения Пассии.

В это время ее сын, Слуга, был в школе в Кёльне. Она явилась ему в видении и с большой радостью сказала: «Дитя мое, люби Бога и уповай на Него без оговорок, Он тебя не оставит ни в какой невзгоде. Видишь, я покинула этот мир, но не умерла; у Бога буду жить во веки».

Она поцеловала его по-матерински, от сердца благословила и исчезла. Он разразился плачем и кричал к ней: «Ах, моя верная, святая матерь, сохрани верность мне пред Богом!» Среди слез и воздыханий, он пришел в себя.

В свои молодые годы, когда он начинал ходить в школу, Бог послал ему милого, благочестивого друга. Однажды он, после долгого, сердечного разговора о Боге, попросил его, чтоб в доказательство верной дружбы, он показал ему милейшее, вырезанное не его груди Имя Иисуса. Слуга сначала противился, но когда увидел его огромное благочестие, исполнил его просьбу, распахнул тунику на груди и, отвечая его желанию, позволил увидеть эту драгоценность на своем сердце. Друг не остановился на этом. Когда он увидел этот знак, выразительно виднеющийся прямо на сердце, провел по нему рукою, приложил лицо и запечатлел на нем поцелуй. Он благочестиво расплакался, и обильные слезы потекли по груди Слуги. Потом Слуга заслонил Имя и уже больше никому не хотел показывать, кроме одного только избранного друга Божьего, который получил от него разрешение и смотрел на него с таким же благочестием, как и тот.

Когда спустя много лет сердечного пребывания друг с другом два преданных друга должны были расстаться, взаимно благословили друг друга и заключили следующий договор: Кто из них умрет первым, получит от другого такой вот довод верной дружбы: оставшийся в живых будет на протяжении одного года, два раза в неделю служить за него святую мессу; по понедельникам Requiem, а по пятницам мессу Страстей Господних. Спустя много лет, друг Слуги умер первым. Он сохранил ему верность, но забыл об обещании касательно мессы. Когда однажды утром он сидел в часовне погруженный в молитве, в видении явился пред ним друг и с сожалением сказал: «Ах, какая же это неверность, друг мой! Как же ты мог обо мне забыть?» Слуга ответил: «Ведь я каждый день помню о тебе на мессе». Тот ответил: «Этого не достаточно. Исполни данное мне обещание касательно мессы, чтобы невинная Кровь излилась не меня и угасила пылающий огонь, и тогда я быстро буду освобождении из чистилища». Весьма обеспокоенный своей забывчивостью, Слуга сделал это безотлагательно, его же друг быстро оставил чистилище.

Перевод: о. Ириней Погорельцев ОР

продолжение


No Comment

Отправить комментарий