«То или это»

1/30/2014, One Comment

Из трактата «Об обособленности» (Von Abgeschiedenheit), Мастера Экхарта. 13

Если же сейчас спрошу себя о предмете чистой обособленности, отвечу, что не является им то или это*. Она стремится к чистому небытию, и скажу тебе, почему так. Так вот, чистая обособленность стремится к тому, что выше всего. Наивысшее же находим в том, в ком Бог может действовать полностью по своей воле. Не в каждом сердце может Он действовать таким образом, ибо хотя Он Всемогущий, действовать может только в той мере, в какой найдет или сотворит готовность. Это «или сотворит» я добавил из-за св. Павла, поскольку в нем Бог не нашел никакой готовности, но приготовил его уделив ему благодать. Поэтому говорю: Бог действует соответственно с готовность, которую нашел. В человеке действует иначе, чем в камне. Можем тут воспользоваться примером, взятым из порядка природы.

Если мы разожжем духовку и положим в нее четыре вида печенья: овсяное, ячменное, ржаное и пшеничное, в печи будет только один жар, и, не смотря на это, его воздействие на четыре вида печенья не будет одинаковым, ибо из одного получится красивый хлеб, из другого – нечто похуже, а из третьего – еще хуже. А виноват в этом не жар, но в этом случае – неодинаковый материал.

Подобно и Бог не одинаковое воздействие производит на сердца; зависят они от степени готовности и способности принимать. Если в сердце есть то или это, может среди него найдется что-либо, что помешает возвышенному Божественному действию. Поэтому, чтобы сердце было готово принять это возвышенное, должно стремиться к чистому небытию, ибо оно является наивысшей потенцией. А поскольку обособленное сердце стремится к тому, что превыше всего, должно также стремиться к небытию, ибо оно означает наивысшую степень возможности принимать. Воспользуемся таким вот примером: Если я хочу написать что-либо на восковой доске, мне будет мешать все, что уже на ней написано; даже если бы это было нечто благороднейшее, я не смогу писать. И если обязательно захочу что-либо написать, буду должен стереть и удалить то, что на ней. Доска лучше всего подходит к писанию именно тогда, когда совсем ничего на ней нет. Также точно, для того чтоб Бог мог в моем сердце вписать себя самым возвышенным образом, должно выйти из него все, что можно назвать тем или этим – и именно тогда это сердце станет обособленным. Поэтому Бог может действовать в нем самым возвышенным способом и соответственно со своей возвышенной волей. Поэтому предметом обособленного сердца не является то или это.

* Этим предметом не является какое-либо конкретное благо. Термин «то или это» Экхарт принял от св. Августина (De Trinitate, VIII,3,4. PL 42,949).

Перевод: о. Ириней Погорельцев ОР

комментарии: о. Веслав Шимона ОР

продолжение

One Comment

Michael de Oz @ 3 февраля 2014 г., 9:01

Очень похоже на популярный буддизм (см. коан о полной и пустой чашке)
Интересно, что бог у Экхарта показан какой-то безликий. Он просто светит всем одинаково, а каждый уже в зависимости от своих способностей этот свет воспринимает. Это же совсем не похоже на бога Ветхого завета, а скорей на идею Платона.

Отправить комментарий