Конгрегация Сестер Святого Доминика

10/28/2013, No Comment

История Конгрегации Сестер св. Доминика начинается с истории молодой девушки, Розы Бялецкой – рискнувшей ради Бога поставить все на одну карту. Это также долгая история любви: ко Христу присутствующему в Пресвятых Дарах и в другом человеке, особенно в том, кто нуждается в помощи. Это также рассказ о сочувствии – всем кто голоден, убог, необразован, лишен опеки, отчужден от общества. Именно из этой любви и сочувствия – подобно как Орден Проповедников, основанный почти 800 лет назад святым Домиником – родилась Конгрегация Сестер Святого Доминика, основанная Матушкой Колумбой Розой Бялецкой, процесс беатификации которой недавно начался. И есть еще один рассказ: об опеке Марии над конгрегацией доминиканок и вельовейским монастырем – первой обителью сестер, построенном при жизни Основательницы.

Та, которая рискнула…

 

1857 г. перед выездом в Нанси

Ей было 19 лет, когда она решилась покинуть родные Яснища возле Подкаменя, отца, которые не хотел позволить любимой доченьке уйти в монастырь (он согласился только тогда, когда она была при смерти и врач заявил, что ее мучает какое-то духовное страдание), мать и сестер, с которыми она была очень близка, особенно с младшей, Владою – и отправиться в неизвестность. Об уходе в монастырь она думала с раннего детства, но еще понятия не имела, каким образом это осуществить. В день миропомазания, в возрасте 13 лет, она пообещала Матери Божьей (фигура которой стояла возле монастыря отцов-доминиканцев в Подкамени), что посвятит свою жизнь службе Богу. Но как?

Вскоре представилась такая возможность. Польскую провинцию доминиканцев визитировал отец Винцент Жандель, Генеральный Магистр Ордена. Посетил он также и Подкамень, в котором находился тогда доминиканский монастырь. Исповедник Розы, отец Донат Пьотковский, договорился о встрече с ним. В сердце своем она решила – что бы он ни сказал – примет это как Божью волю. Ответ Магистра был неожиданным, если принять во внимание молодой возраст и отсутствие опыта барышни Бялецкой. Так вот, предстояло ей ехать во Францию, в Нанси в Лотарингии, где находился реформированный Женделем монастырь сестер-доминиканок регулярного III Ордена. Там она должна была пройти новициат, а потом вернуться в Польшу и основать в родной стране подобную конгрегацию.

 

Новициат в Нанси

Приняв облачение и монашеское имя: Мария Колумба, а год спустя – сложив первые обеты, в 1859 году молодая доминиканка вернулась в Польшу (в Нанси она приезжала еще только один раз, чтоб принести вечные обеты). Шел ей тогда 21 год. Была одна, без какой бы то ни было поддержки от общины в Нанси, не зная где остановиться и к кому обратиться за помощью. Только с твердой уверенностью, что она должна осуществить мысль Господа Бога. И с экземпляром французских конституций конгрегации в Нанси, которые нужно было перевести и приспособить к местным условиям. Ей негде было жить, поскольку ни один монастырь не хотел ее принять. Даже сестры в монастыре Sacre Coeur во Львове, где она не так давно посещала школу и была одной из лучших учениц. Место нашлось только у бенедиктинок в Перемышле, и то только потому, что ее мать была там знакома с одной из сестер. Там сестра Колумба поселилась и принялась за перевод конституций.
После почти семи месяцах бессмысленного ожидания в монастырские ворота постучал некий священник и попросился поговорить с сестрой Колумбой. Это был Юлиан Лещинский, который как раз принял приход в Вельовеси. Он мечтал о сотрудничестве с доминиканками, хотя до сих пор их не встречал.

30 мая 1861 г. в Вельовесь приехала молодая основательница вместе с двумя кандидатками для того чтоб начать монашескую жизнь в новой конгрегации. Отец Лещинский принял их с радостью. Так началось большое доминиканское приключение, которое продолжается доныне.

Любовь и сострадание

Первый монастырь сестер в Вельовеси (наше время)

Работы с самого начала было не меряно: обучение катехизису детей и молодежи, также по воскресным и праздничным дням, везде, где это было возможно – даже на пастбищах – обучение в приходской школе, которую сестры сразу же приняли, опека над больными и умирающими. Радость и надежда, скорбь и тревога наших современников, особенно бедных и всех страждущих — это также радость и надежда, скорбь и тревога учеников Христа, и нет ничего по-настоящему человеческого, что не находило бы отклика в их сердцах – провозглашает Конституция Gaudium et spes. Матушка Колумба и собравшиеся вокруг нее доминиканки реализовали эти принципы уже сто лет ранее. Без колебаний отвечали на каждую потребность, даже на наиболее рискованную: заботились о раненных повстанцах в 1862 г. в двух импровизированных госпиталях. Один создала графиня Тарновская в Джикове, а другой – организовали в монастыре. А через десять лет принимали в нем больных холерой жителей Вельовеси и околиц. Когда, проведывая больных матерей, сестры находили их детей голодными и неухоженными, сами становились матерями. Мыли и кормили детей, заботились о них, убирали в избах. Не уклонялись ни от какого служения. День и ночь дежурили возле больных.

Уровень жизни первых доминиканок не многим отличался от условий, в которых жили их подопечные. До того как в 1870 они переселились в новый монастырь, построенный стараниями графов Тарновских и местных крестьян, почти десять лет жили в старом, плохо обогреваемом флигеле с дырявой крышей. Но сестры решили, что не будут жаловаться на холод. Ведь есть столько намного более интересных тем для разговора!

Удивительно, откуда первые доминиканки и их Основательница черпали силы для такого радикального образа жизни. Ответ прост и все время одинаковый, известный из биографий святых всех эпох: из любви. Христос, прежде всего присутствующий в Евхаристии, был для Матушки Колумбы Другом, Возлюбленным, источником надежды и света в страданиях, вдохновением для апостольского труда. Она проводила перед дарохранительницей долгие часы, день и ночь, и необходимость частой адорации Пресвятого Таинства привила своим последовательницам. Сохранилась такая красивая молитва основательницы доминиканок: Позволь мне, Иисусе, умереть от тоски и любви к Тебе. Позволь мне вечно любить Тебя, Твоею жить любовью, Твоею собственностью быть и Твою пресвятую волю славить во веки. Матушка Колумба хотела умереть, что означает ни много, ни мало, только то, что изрек св. Павел: уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал 2, 20). Она жаждала жить Божьей любовью и передала ее своим сестрам и людям, к которым была послана. Она желала исполнять Божью волю, что означало для нее жить среди наибеднейших – вовсе не поверхностную благотворительность, такую «безболезненную» и в хорошем тоне, но сопутствие людям наиболее измученным судьбою в их радостях и страданиях, трудах и праздниках, чтоб разделить все тяготы их жизни, труда и бедности, при этом заботясь о возрастание их морального и интеллектуального уровня.

Означало это также согласие на любой крест: неудачи, позднейшее непонимание со стороны тех, кому больше всего доверяла: отца Лещинского и некоторых сестер, туберкулез, с которым она боролась с детства, и который, в конце концов, стал причиной ее смерти. Согласится на все это, и увидеть в этом волю Божью Матушка Колумба могла только в любви – безумной, безусловной, которой человек может ответить только на любовь Бога: Любовь Распятую.

Будь нам матерью

Это слова из песни к Божьей Матери, которую доминиканки до сих пор поют после вечерних молитв. Воистину, для сестер Святого Доминика Мария является Матерью. Она сопутствует им от основания Конгрегации, как сопутствует целому Доминиканскому Ордену. Известная легенда о св. Гиацинте, основателю польской провинции доминиканцев, повествует, что когда татары напали на монастырь в Киеве, Гиацинт выбежал из храма с Пресвятыми Дарами, чтобы спасти их от профанации. Тогда вдруг услышал голос: Сына забираешь, а Матерь оставляешь? Это была… фигурка Божьей Матери, которая осталась в церкви. Что делать? Гиацинт забрал также и Марию. В этой легенде раскрывается глубокая истина о доминиканской духовности, в которой заключена также духовность конгрегации основанной Матушкой Колумбой Бялецкой: фундаментом нашей жизни, молитвы и апостольства является Евхаристия и розарий, понимаемый как созерцание тайн Иисуса и Марии. Нельзя «забрать» с собою Сына без Его Матери, которую братья и сестры святого Доминика величают Царицей Нашего Ордена.

Монастырь в Раве Русской (до войны)

Так и доминиканки начинают и оканчивают день песнью в честь Матери Божьей. Читают розарий, который всегда носят при кожаном ремне как часть монашеского облачения. Носят также и скапулярий – символ особенной опеки Марии. Целуя его при одевании, повторяют те саамы слова: Будь нам Матерью. Так было во времена Матушки Колумбы и так есть и сейчас.

Изменилось все – историческая действительность, культура, менталитет – но не то, что важнее всего: сестры доминиканки, подобно как их Основательница, ищут Христа в наибеднейших, отвергнутых, ненужных. Чтобы спасти то, что наиболее беззащитно.

Деятельность сестер многообразна, будь то интернат для умственно отсталых детей или дом социальной помощи, также школы и дошкольные учреждения. Сестры работают во многих странах мира, в том числе в России, Беларуси и Украине (также в США, Канаде, Италии, Камеруне).

 

Блаженная Юлия Родзинская

Призыв Матушки Основательницы приняла глубоко к сердцу блаженная сестра Юлия Родзинская, которая до II Мировой Войны с большой самоотверженностью работала в качестве учителя в Раве Русской и Мельжине, а также в доме для сирот в Вильне, а во время войны попала в концентрационный лагерь Штуттхоф (около Гданьска). Не берегла себя – до самой смерти. Зимою 1945 г., перед самым освобождением лагеря и окончанием войны, решила не выезжать из лагеря во время эвакуации (тогда б имела возможность убежать), но осталась в еврейской части лагеря, ставшей в то время зоной смертников. Бушевала эпидемия тифа и больных заключенных выносили в еврейский барак, где они умирали, лишенные пищи и санитарной помощи. Сестра Юлия понимала, что большинство из них не выживет. Знала также, что и сама может не пережить. Но не представляла себе иного пути. Она умерла 20 февраля 1945 г. Иоанн Павел II причислил ее к 108 Мученикам II Мировой Войны.

Стоны убогих слышны везде. Не обязательно в далеких селах, как во времена Матушки Колумбы. Все чаще на улицах больших городов. И не всегда не хватает только хлеба и лекарств. Иногда - того, что намного труднее найти: времени, внимания, умения слушать, заботы, попросту – любви. Сестры доминиканки уже 150 лет ищут свою единственную Любовь на алтаре, чтобы потом принести Ее всему миру.

No Comment

Отправить комментарий