Синод в Монпелье

5/28/2011, No Comment

Из книги Libellus de principiis Ord. Praedicatorum бл. Иордана Саксонского (19-22).

В это же самое время папа Иннокентий направил двенадцать аббатов из ордена цистерцианцев вместе с одним легатом к еретикам Альбигойцам с наказом проповедовать им веру. Собрались они на торжественном синоде вместе с архиепископами, епископами и другими церковными сановниками той земли, чтобы найти наиболее действенный способ исполнения того задания, для которого были они посланы.

Кафедральный собор в Монпелье

Так случилось, что когда они советовались, упомянутый епископ Осмы проезжал через Монпелье*, в котором проходил этот синод. Прибывшего епископа приняли с подобающим уважением, и зная, что является он человеком святым, зрелым и праведным а также ревностным защитником веры, попросили его совета. Он же, будучи мужем мудрым и знающим пути Божьи, начал спрашивать об обрядах и обычаях еретиков, и заметил, что способ, каким привыкли они притягивать людей к своему извращенному обществу, заключался в обмане их своими аргументами и проповедями а также примером фальшивой святости. С другой же стороны он видел также многочисленную свиту, с которой прибыли посланцы, огромное число денег, лошадей и одеяний. Тогда он сказал им: Не так братья. Я считаю, что не так вы должны действовать. Кажется мне, что невозможно, чтобы те люди, которые нуждаются в примере, вернулись к вере под влиянием одних только слов. Вот еретики убеждают простых людей, показывая вид благочестия (2 Тим 3,5) и ложные примеры евангельского воздержания и суровости. Поэтому, если вы прибыли, чтобы показать им что-то противоположное, немногих обратите, за то многим помешаете и никого не переубедите. Клин клином выбьете, фальшивую святость удалите настоящей набожностью, ибо гордыню ложных апостолов нужно победить настоящим смирением. Также точно принудили Павла, чтоб он стал безумцем (2 Кор 12,11; 11,16), когда он перечислял свои настоящие добродетели и вспоминал пережитые трудности и опасности, чтобы порицать гордыню тех, которые превозносились своей образцовой жизнью. Тогда они спросили его: Что же ты нам советуешь, добрый отче? А он им ответил: Делайте то, что и я буду делать. Вскоре после этого под влиянием Духа Господнего, созвал своих людей и отослал их в Осму вместе со всеми лошадьми, поклажей и всем своим имуществом, которое привез с собою, оставив при себе только нескольких священников. Открыл им также свое намерение остаться в этих землях, чтобы распространять веру**.

Оставил он также при себе упомянутого субприора Доминика, которого он очень ценил и питал к нему глубокое чувство любви. Он то и был тем братом Домиником, основателем и братом Ордена Проповедников, которого с этого времени уже не называли субприором, а братом Домиником. И действительно Доминик находился под опекой Господа, свободным от грехов, по-настоящему принадлежа Господу*** и всеми силами храня Божью волю.

Когда же аббаты услышали этот совет и получили такой пример, сами начали поступать подобным образом: каждый из них отослал домой все свое имущество, которое оттуда взяли, оставляя при себе только книги необходимые для чтения канонических часов, обучения и дискуссий, если бы пришла такая надобность. Имея же с собою упомянутого уже епископа, ставшего как бы во главе всего предприятия, начали проповедовать веру, странствуя пешком, без денег, в добровольной бедности. Когда же увидели это еретики, также и они в свою очередь начали еще ревностней провозглашать свое учение.

* Город в Лангедоке над Средиземным Морем, один из центров катаризма. Происходило это в январе 1206 года.

** О миссии цистерцианских аббатов и присоединению к ней епископа Осмы писал ее участник, цистерцианец Петр из Во-де-Серне, в своей Истории Альбигойцев.

*** Игра слов: лат. Dominicus значит: принадлежащий Господу, Господень.

Перевод: о. Ириней Погорельцев ОР

ранее, продолжение

No Comment

Отправить комментарий