О блаженном Доминике и его жизни в юности

5/02/2011, No Comment

Из книги Libellus de principiis Ord. Praedicatorum бл. Иордана Саксонского (5-9).

памятник св. Доминику в Калеруэге

В его (епископа Диего) времена жил один молодой человек по имени Доминик, который родился в той самой епархии, в селении, называемом Калеруэга*. Его матерь, еще перед его зачатием, имела видение, что носит в лоне пса, держащего в пасти горящий факел. Он вышел из ее лона, и казалось, поджег целый мир. Это должно было быть пророчеством того, что зачнет она великого проповедника, который своим возглашением (дословно: «лаем») святого учения разбудит усыпленные грехами умы к бодрствованию и весь мир зажжет огнем, который Иисус пришел низвести на землю (Лк 12,49)**. С ранних лет его родители, а особенно его дядя – священник, внимательно следили за его воспитанием***. Перво-наперво он приучил его к церковным обычаям, чтобы тот, которого Бог приготовил для Себя как будущий избранный сосуд (Деян 9,15), с самого детства, как новый глиняный кувшин, напитался запахом святости, которую уже никогда не утратит.

Позднее он был отослан в Паленсию, чтобы изучать свободные искусства, обучение которым находилось там на высоком уровне****. Когда же, как ему казалось, достиг достаточное знание этих дисциплин, бросил обучение, как бы опасаясь, что менее плодотворно использует время, которое бы им посвятил. Тогда посвятил себя изучению теологии и преданно начал питаться Божьими словами, более сладкими, чем мед на его устах (Пс 119,103).

На это священное обучение он предназначил четыре года, в течение которых он обильно черпал из источника Святого Писания, и так самоотверженно и ревностно посвящал себя, что без устали проводил ночи за обучением, и истину, которую впитывал ушами, навсегда сохранял в глубинах своего разума. То же, чему он с такой легкостью научился, орошал милосердным чувством, откуда и брали свое начала его спасительные дела. Потому он и стал блаженным, согласно с голосом истины, который говорит в Евангелии: «блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его» (Лк 11,28). Ибо существуют два способа сохранения Божьего слова. Первый заключается в том, что то, что мы услышим ушами, запоминаем, а второй, что, то самое, что услышим, исполняем на практике и показываем делами. С уверенностью никто не сомневается в том, что этот второй способ более достойный подражания, подобно как зерно пшеничное лучше сохраняется закопанным в землю, чем спрятанное в коробе (Ин 12,24). Этот же блаженный слуга Божий не упускал ни одного, ни другого способа; его память, как Божия житница наполнялась изобилием раз за разом (Пс 144,13), а его нравы и деяния очень ясно выражали снаружи то, что лежало в укрытии в его святом сердце. Поскольку заповеди Господни он возлюбил так горячо и с такой великой набожностью и доброй волей принимал голос Жениха, Бог всяческого знания одарил его такой благодатью, что был он способен принимать не только питие из молока (1 Кор 3,2), но также, благодаря смиренной проницательности сердца, глубоко познал тайны трудных вопросов и с большой легкостью прошел испытание более твердой пищи.

От самой колыбели был он по природе своей очень добрым, в особенности же его детство возвещало нечто великое, чего можно было бы от него ожидать в зрелом возрасте. Он не присоединялся к играющим детям, а также не пребывал в обществе тех, кто вел легкую жизнь (Тов 3,17), но по примеру смиренного Якова, остерегался долгих путешествий Исава (Быт 25,27), не покидал лоно Матери Церкви и священного покоя в родных шатрах. Можно было увидеть в нем как юношу, так и старца, ибо небольшое число его дней указывало на детство, а зрелость в поведении и постоянство в нравах раскрывали старца. Он отбросил искушения испорченного мира, ступая путем непорочности (Пс 101,6). До самого конца он сохранил для Господа, возлюбившего чистоту, неповрежденную красоту своего девства.

Бог, которому ведомо грядущее, изволил уже в его молодом возрасте указать определенным образом, что от этого ребенка следует ожидать чего-то необычайного. Явился он своей матери в видении, как бы с месяцем на челе, что наверняка было возвещением того, что некогда будет он дан как свет для народов (Деян 13,47), чтобы просветить сидящих во тьме и тени смертной (Лк 1,79), свидетельством чего являются следующие события.

* В рукописях: Chalaroga, Calaroga, Charaloga, Chaleruega. Городок в епархии Осма, расположенный почти 1000 метров над уровнем моря, на возвышенностях Старой Кастилии, на одном из притоков реки Дуэро.

** Подобный сон видела матерь св. Бернарда Клервоского перед его рождением. Упоминает об этом его секретарь, Вильгельм из Сен-Тьери в житии Бернарда написанном еще при его жизни. Для первых поколений доминиканцев это великий цистерцианец был примером идеального проповедника.

*** Петр Ферранд, автор жития св. Доминика, написанного уже после его канонизации, упоминает имена его родителей: Иоанна и Феликс, чьи происхождения связывали с влиятельными родами Аза и Гусман (фамилия, скорее всего визиготского происхождения). Дядя св. Доминика был настоятелем прихода в Гумьель д’Исан.

гербы родов Гусман и Аза на стене фамильного замка в Калеруэга (ныне доминиканский монастырь)

**** Studium generale в Паленсии, в будущем университет основал в 1208 году епископ Паленсии Тельо Тельез де Менсес. Во времена Доминика там преподавали также теологию.

Перевод: о. Ириней Погорельцев ОР

Фотографии: о. Юрий Дорогин ОР (Калеруэга в наши дни)

ранее, продолжение

No Comment

Отправить комментарий