О её победе над собой в термах и облачении в одеяние святого Доминика

5/29/2017, No Comment

Из книги «Житие святой Екатерины Сиенской» блаженного Раймонда Капуанского, её исповедника. Часть I, глава 6.

Екатерина возобновила свои благочестивые практики и постоянно напоминала своим родителям о том, что она хотела бы всецело отдать себя своему божественному Супругу. Она также просила Сестер Покаяния Святого Доминика, называемых Mantelees, чтобы те снизошли и позволили ей носить их облачение. Её мать, огорченная этим решением не могла ей отказать, но, попыталась отвлечь её от этой аскезы, таким образом ставши пособницей сатаны, сама того не ведая. Она предложила Екатерине сходить с ней в термы и принять вместе ванну. Супруга нашего Господа сражалась непобедимыми руками и обратила все атаки дьявола в свою пользу. Она нашла способ пытать свое тело и под предлогом вымыть себя лучше, подошла к желобам, откуда истекала серная вода и истязала себя горячими потоками по непокрытой и нежной плоти до такой степени, что это причиняло ей большие страдания, нежели бичевание железными цепями. Когда её мать рассказала мне об этом, Екатерина сказала мне, что она попросилась в термы после того как все оттуда выйдут, поскольку была уверена, что не пострадает, делая это. И когда я спросил, как ей удалось выдержать эти ужасные пытки и не умереть, она ответила мне с голубиной простотой: «Там я думала о боли пребывания в аду и чистилище. Я умоляла своего Творца, которого я так часто огорчала, чтобы Он соизволил принять те пытки, которые я заслужила и те, которым я добровольно подвергалась. А мысль о том, что Его милость позволит мне приобщиться к Нему, наполнило мою душу таким небесным утешением, что я была счастлива, даже испытывая сильнейшую боль».

По возвращении, Лапа тщетно пыталась добиться того, чтобы Екатерина хоть немного отдохнула от своих аскетических практик. Но её дочь отказывалась её слушать и вместе с этим умоляла пойти и убедить Сестер Покаяния не отказывать ей более в облачении, которого она желала. Её настойчивость убедила Лапу согласиться на это. Сестры ответили, что давать облачение юным девам не входит в их обычаи, это облачение скорее предназначено для вдов зрелого возраста, которые решили посвятить свою жизнь Богу. Они не пребывают в монастыре и не имеют отдельных зданий, но каждая их сестра должна быть способной организовать себя дома. Лапа вернулась с этим ответом, который, как мы можем предположить, был менее болезненным для нее, нежели для её дочери. Однако супруга Иисуса Христа не беспокоилась, она доверилась полученному с неба обещанию и снова ходатайствовала о его исполнении. Она сказала своей матери, что не унывает и настаивает на том, чтобы та убедила сестер. Лапа, наконец, отнеслась к этому серьезно, но вновь вернулась домой с неудачей. Тем временем Екатерину настигла болезнь, распространенная среди молодых людей в ее стране. У Провидения были свои планы. Лапа нежно любила всех своих детей, но эту дочь – в особенности. Бедная мать сидела у её постели и давала ей все мыслимые средства, пытаясь утешить её. Но в своих страданиях Екатерина только с новым рвением преследовала предмет своего желания и стремилась получить это, в то время как её встревоженная и любящая мать уже готова была предоставить ей все что угодно, что бы та не попросила. Она мило сказала ей:

«Дорогая мать! Если ты хочешь, чтобы мои сила и здоровье ко мне вернулись, постарайся получить для меня облачение Сестер Покаяния. Я убеждена, что Бог и Святой Доминик, которые призывают меня, заберут меня у тебя, если я надену любое другое облачение».

Услышав эти слова, Лапа загрустила, но, поскольку очень боялась потерять свою дочь, ещё раз обратилась к сестрам и настолько настойчиво убеждала их, что те начали колебаться в своем решении отказать. Они ответили:

«Если бы она не была статной, или не обладала такой выдающейся красотой, мы бы приняли её по её просьбе или по вашей, но, поскольку она слишком красива, мы вынуждены избегать неудобств, которые могли бы возникать со стороны злонамеренных мужчин нашего времени».

Лапа пригласила их, чтобы те приехали и рассудили сами. Тогда трое или четверо из сестер, избранных из наиболее просвещенных и благоразумных, отправились вместе с ней, чтобы увидеть Екатерину и испытать её призвание. Они не могли судить о её внешности, так как её тело было покрыто своего рода сыпью вследствие болезни, эта сыпь достаточно изуродовала её, да и её красота сама по себе не была чрезмерной. И, когда они услышали её пылкую речь, отметили в ней настолько глубокую мудрость, что были полностью очарованы ею. Они осознали, что зрелость её ума возмещает малость её лет. И среди них было не так много зрелых особ, которые могли быть настолько богаты добродетелями перед Богом. Сестры, преисполненные благочестивой радости и назиданием, удалились и доложили своей общине об этом визите. И после, спросив мнение монахов Ордена, было единогласно решено принять Екатерину. Они сказали её матери, что как только она оправится от болезни, она может придти в церковь Братьев Проповедников, чтобы получить облачение святого Доминика на церемонии в присутствии братьев и сестер. Услышав эту счастливую новость, Екатерина залилась слезами радости и возблагодарила своего Небесного Супруга и святого Доминика, которые, наконец, исполнили свое обещание. Она молила об исцелении не ради того, чтобы освободиться от страданий, но для того, чтобы быстрее исполнить первое и сильнейшее желание её сердца. Её просьбы были услышаны, и в течение нескольких дней ей стало лучше, ведь как мог Господь отказать ей, тогда, когда она просила устранить препятствия на пути Его великой славы и служении того, кто так преданно Его любит. Её мать пыталась отсрочить день её принятия, но тщетно. Она была вынуждена уступить настойчивым просьбам Екатерины и отправиться в церковь, где в присутствии множества ликующих сестер Ордена и наставляющих их Братьев Проповедников, она получила черно-белое облачение как символ смирения и невинности. Мне кажется, что никакое другое облачение иного ордена не было бы столь подходящим для неё. Если бы оно было полностью белым или же полностью черным – его значение было бы неполным: серый, как смесь этих двух цветов, мог бы символизировать её умерщвления, но никак не победу над своей ядовитой природной гордыней или же её яркую чистоту девственной невинности. Екатерина стала первой девой, получившей облачение сестер Покаяния в Сиене, позже многие другие последовали её примеру. Здесь можно вспомнить слова Давида: Adducentur regi, virgines post eam (ведется она к Царю, за нею ведутся девы, подруги её) (Пс 44,15). Во время процессии девы были представлены Господу. Если бы сестры рассуждали более серьезно, полагаю, ей бы не отказали в её просьбе, поскольку она была более достойна, чем остальные носить облачение, символизирующее в Церкви девственную невинность, что, несомненно, превосходит целомудрие вдовства.

Перевод: Ursa Minor

продолжение

No Comment

Отправить комментарий