БОГ ЗОВЕТ И ПРИЗЫВАЕТ НАС

6/29/2016, No Comment

Проповедь Иоганна Таулера.

Я, узник в Господе, умоляю вас поступить достойно звания, в которое вы призваны, стараясь сохранить единство духа в союзе мира (Еф. 4, 1. 3).

В словах Павла, которыми молит он нас следовать нашему призванию, примечательны четыре вещи:

Первое: Кто зовет нас и призывает?

Второе: к чему Он нас призывает, куда хочет вести?

Третье: как Он зовет и когда?

И четвертое: как достойно следовать этому призыву?

Итак, во-первых: кто нас зовет? Зовет нас Бог, и зовет Он нас всем, что Он есть, что Он имеет и может. Он зовет и приглашает нас: Его благость, любовь и мудрость влекут и ведут нас к Нему и в Него.

Воистину, Бог имеет потребность в нас, дабы вложить в нас Свою благодать. Все, что ни создали Его мудрость и любовь на небе и на земле, все это — только затем, чтобы ими позвать нас к нашему началу и чтоб вернулись мы в Его Царствие, которое ждет нас.

Второе: к чему Он призывает нас? Он зовет нас к Своему Сыну, дабы мы осознали себя Его братьями и вместе наследовали Царство Божие. Он зовет нас следовать примеру Христа, ибо Он — путь, каким мы должны идти, Истина, которая должна нам светить, и Жизнь, которая должна быть нашей целью (Ср. Ин.14, 6).

Третье: каков призыв Его и когда Он зовет? Зов, которым Бог манит нас к Себе, бывает самым разным: внутренним — когда Он непрерывно зовет нас к Себе внутри нас, в глубине души, и также денно и нощно — во внутреннем человеке; и внешним — во всем, что Он нам посылает, на радость или на горе. Всем этим Он зовет нас.

Для того, чтоб мы это осознали и последовали Его зову, вовсе не нужен пронзительный голос горьких напастей...

И четвертое: как достойно следовать призыву? Добродетелью и послушанием, кротостью и покорной самоотдачей Его призыву и воле.

Следом возникают и другие вопросы: кого зовет Бог? Людей трех родов: прежде всего, — начинающих жить в духе, затем — совершенствующихся в этом, и, наконец, — добившихся совершенства. Одни призваны на нижнюю ступень, другие — на вторую, а последние — на высшую ступень совершенства.

Это никого не должно вводить в заблуждение, ибо кого бы ни звал Господь и на какую бы ступень ни призывал, мы все должны уподобиться Христу и стать совершенными, как истинные чада Божии (Ср. Мф. 5, 48).

Многие скажут, что любят Бога превыше всего. На самом же деле не хотят они оставить дела и вещи, к которым привязаны крепче, чем к Богу. В них они находят больше радости и удовольствия, чем в Боге. Это и лишает их покоя. Когда они поймут это и научатся превыше всего любить Бога, а своих ближних — как самих себя, то достигнут нижней ступени, на которой последуют призыву Божию идти по пути, ведущему к Богу, и становиться послушными Его зову.

Есть и вторая ступень, она выше, и каждый находящийся на ней, кто следует Божьему зову и совету, и достигает существенно большего. Таковые послушны голосу Божию и идут по пути, который Он им показывает и который соразмерен их божественному призванию.

Чтобы воспринять совет Божий и осознать Его призыв, нужно чаще обращаться вовнутрь и в безмолвии прислушиваться к тому, что внутри. Но сколь немногие обращаются внутрь себя и ощущают этот зов! Нет, сегодня мы хотим этого, завтра сделаем то — все соответственно склонностям и влечениям, которые приходят извне сообразно тому, что взбредет на ум. И вот, они мечутся то туда, то сюда и сбиваются с пути, к которому призваны...

Потому и нужно напоминание — почаще возвращайтесь к самим себе и проверяйте снова и снова, тем ли вы занимаетесь и туда ли идете, дабы не отойти от самих себя и не сбиться с пути, к которому призваны.

Только так мы попадем на верхнюю ступень и на высший путь призвания, которым должны следовать за Христом, — внешне и внутренне, в действии и покое, зримо и незримо. Тот, кто следует им, выходя при этом из своей самости, тот достигает высшей цели.

Но сколь многие называют себя христианами, однако же не следуют за Христом (Ср. Мф. 20, 16; 22, 14; Лк. 14, 24). О них говорит Лука в своем Евангелии (14, 15—24), рассказывая о господине, который приготовил большой ужин и послал раба своего сказать званым: «Идите, ибо уже все готово!» — но сколь же немногие пришли! Один только что купил землю и должен был пойти посмотреть ее, другой купил волов, третий женился и не мог последовать приглашению.

О таком приглашении говорит Григорий, что оно есть, во-первых, призыв к внутреннему и непосредственному осознанию глубины душевной, в которой обретается Царствие Божие, и к прочувствованию и сопереживанию того, с какой любовью Бог обитает там и действует. Во-вторых, оно есть приглашение к святым Тайнам Христовым. И в-третьих, это приглашение вступить в жизнь вечную.

Тот, кто последует за первым приглашением, услышит, когда бы его ни позвали. Правы учители, которые говорят: те, у кого нет особого предвкушения того, что ему готовится, кто не готов открыться этому и услышать, тот прослушает зов и упустит приглашение.

Повсюду немало добрых людей, которые тем не менее всю свою жизнь не осознают, что значит быть приглашенными. И все же они могут быть ближе к Царству Божию в себе, чем те, кто ощутил призыв, осознал приглашение, но, будучи привязан к вещам внешним, не откликнулся в свой час.

Есть и такие, кто через явленное им откровение или озарение, осознают себя призванными и приглашенными, но не могут правильно воспользоваться этим, и удастся им достичь только входа в Царствие Божье, но ни войти, ни угоститься там они не могут. Ибо Бог измеряет готовность каждого человека мерой Своей любви: кто хочет вернуться в глубину и войти в Царствие Божие, тот должен освободить свое сердце и свою любовь от всего, что не есть Бог или не от Бога пришло.

Второе приглашение — это Таинство Христово, о котором сказано будет позже. И к нему званы и приглашены мы во все дни, дабы принимать Бога в себя, как пищу и питье, чтобы, подобно им, Он возрастал бы в нас, а мы бы всецело преображались в Него. Этим таинством и совершаемым им преображением никогда нам не насытиться вдоволь и никогда не сможем мы обращаться внутрь столь часто, чтобы нам было довольно, и — привыкнуть к отрешению и отдаче самих себя. И не можем мы вдоволь предаваться молитве и созерцанию и — вместо того, чтобы размышлять о вещах внешних и гоняться за ними — погружаться в глубину себя, помышляя лишь о Царстве Божием в себе и ему одному открываясь.

Для этого мы прежде должны быть «выведены из Египта» (Ср. Исх. 23, 22), т.е. покинуть царство тьмы, зависимость от внешнего, когда мы сможем вкушать и получать Хлеб, пришедший с небес, о котором говорится: «Ядущий этот хлеб жить будет в Царстве вечном» (Ср. Ин. 6, 51. 57. 58).

Такого хлеба не было у избранников Божиих, покуда они кормились от муки, принесенной из Египта (Ср. Исх. 16, 3), т.е. пока они готовы были наслаждаться внешним и ему предаваться. Только тогда, когда человек перестал жить чувствами, а научился жить духом, только тогда была ему подана божественная трапеза и утолен голод его души.

Потому блаженны те, кто, услышав внутренний зов, последует второму приглашению и придет к вкушению божественной пищи, дабы не ввергнуться в смерть, т. е. не впасть в любовь к рукотворным вещам и не лишиться своей чести быть наследником Царства Божия.

Ибо так поступают многие из званых и приглашенных, чья вера мала, а самоотречение ничтожно: когда слышат они зов, их охватывают сомнения и соблазны. Они думают: «Для чего мне отваживаться на неизвестное, не лучше ли оставаться в миру и наслаждаться теми творениями и благами мира, которые имею, чем отказываться от всего этого».

Так иной и остается стоять на пороге Царствия Небесного или возвращается назад (Ср. Лк. 9, 62), ибо не полагается на Бога. Но тот, кто не обернется на пороге, а войдет, тот таким образом последует третьему приглашению и вступит в Царство Вечной Жизни.

Пусть каждый меряет таким мерилом: насколько близок он или далек от Христа. Он должен следовать за Ним внутренне и искать Его в себе, там, где живет Он в глубине и действием и сутью.

Он должен снова и снова погружаться в самого себя и в тишине и безмолвии, не отвлекаясь на дела и образы, сохранять единство в духе, чтобы, как Павел сказал об этом дальше, сделалась одна плоть и один дух, один Отец и один Бог (Ср. Еф. 4, 4—6) — в преображении тварного духа нетварным — после чего не будет больше двух, а будет лишь один.

Вот что такое «поступать достойно звания», жить Духом Единым. И это означает: внешне почитать каждого в его особенности, внутренне же чтить только единство во Христе.

Это означает, что человек, который достигает верхней ступени, может какое-то время подвизаться в добровольном служении любви, покуда ему это нужно и от него требуется, в другое же время тайком удаляться от этого и в молитве и погружении всецело обращаться внутрь, чтобы в другие времена не делать ни того, ни другого, но только следовать совету святого Ансельма: «Беги многоликости внешних дел, почивай, удалившись от моря образов и мыслей, и сиди, и покойся, возвысившись над самим собой!».

Ибо когда человек полностью обратится в исполненную мира тишину, и утихнет в нем всякое беспокойство, тогда придет Бог в тихом веянии ветра (3 Цар. 19, 12) и направит его взор к Духу Святому. И когда Дух присутствия Божия явит себя, то будет с ним сначала то же, что с Илией, голову которого словно окутал лучезарный свет божественного присутствия. Это означает, что человек выскальзывает из самого себя, покидает свое Я и погружается, отрешившись всех вещей и творений, в свое абсолютное Ничто (Ср. 3 Цар. 19, 13).

И когда Бог увидит, что душа столь полно перешла из своего Я в Не-Я, то Он окутает ее силой Своей любви и направит ввысь.

Такое возвышение есть результат унижения. Как плод единства из ничтожности произрастает всеобщесть.

Сподоби нас, Боже, услышать этот божественный зов, внять нашему божественному призванию и достичь высокой цели!

Перевод: И. Прохоровой

No Comment

Отправить комментарий