Дорогами Святого Доминика

12/28/2015, No Comment

Почему многие христиане издавна отправлялись в паломничества? Чтобы увидеть Святые Места, дорогие каждому искренне любящему Бога? Несомненно, это так. Однако помимо горизонтального измерения – путешествия из города в город – паломничество имеет и измерение вертикальное, которое как раз и отличает его от обычной туристической поездки. Паломничество – путь вверх, к Богу и, одновременно, путь в глубину своего сердца, к тайне своего призвания. Паломничество – это всегда Встреча: с Богом, с другими людьми, с собой. Отправляясь в Пруйль и Фанжо, я решила пройти путём Святого Доминика, чтобы снова пережить опыт такой Встречи.

Моё паломничество совершилось несколько лет назад, но воспоминания о днях, проведённых в святых для каждого доминиканца местах, по-прежнему несут духовное вдохновение и внутренний свет.

Сейчас, когда мы празднуем Юбилей нашего Ордена, особенно важно обратиться к самым его истокам.

Пруйль примечателен тем, что именно там, в 1206 году Доминик основал монастырь для женщин, обращённых из альбигойской ереси и пожелавших посвятить себя Богу в молитве и созерцании. Этот монастырь, будучи первым из основанных Святым Домиником, стал колыбелью Доминиканского Ордена.

Добраться в Пруйль из Тулузы непросто: место это тихое и уединённое, вокзала там нет, да и автобусы туда не ходят. Поэтому, приехав на поезде в небольшой городок Брам, от которого до Пруйля около восьми километров, остаётся либо идти пешком, либо рассчитывать на то, что кто-нибудь из отправляющихся в Пруйль или Фанжо на машине может сжалиться и подвезти уставшего паломника. Мне помог отец Никодим, польский доминиканец, служащий в Пруйле, который любезно согласился встретить меня на вокзале в Браме. Итак, в компании отца Никодима и его очаровательного пуделя по кличке Платон, я направилась в Пруйльский монастырь, где меня радушно встретили сестры Женевьева и Джейн, дав приют в уютном доме для гостей.

До Мессы оставалось еще немного времени и я решила побродить по окрестностям обители, чтобы прочувствовать атмосферу этого места, отмеченного не только святостью, но и красотой окружающей природы. От дороги к монастырю ведёт длинная платановая аллея, в конце которой перед взглядом паломника предстаёт храм, увитый диким виноградом.

К сожалению, из построек монастыря не осталось ничего, что относилось бы к временам Святого Доминика – большинство зданий, как и сам храм, построены в конце XIX – начале XX веков. Однако монастырь хранит настоящее сокровище – деревянную скульптуру XIII века, являющуюся первым изображением Доминика. Увидеть её, увы, невозможно, так как она находится в той части обители, которая закрыта для посещения паломниками. Огромный, построенный в нео-византийском стиле храм, в котором сейчас проводятся ремонтные работы, был совершенно пуст – только птицы летали под его сводами, испуганные появлением нежданного ими гостя. Все богослужения проходят сейчас в сакристии, которая, впрочем, по красоте не уступает многим храмам. Началась Святая Месса. Стройные голоса сестёр, которые, следуя призванию Святого Доминика, собрались в этой обители из разных концов света, сливались в единую песню хвалы Богу, звучащую в стенах Пруйльского монастыря уже восемь столетий.

Трапеза, последовавшая за Мессой и Литургией Часов, стала настоящей «маленькой Пятидесятницей», так как за столом мы общались на четырёх языках – французском, английском, польском и русском – и при этом прекрасно друг друга понимали. Отец Никодим предложил мне показать Фанжо и другие места в окрестностях Пруйля, связанные с жизнью Доминика. А мест таких немало, так как именно здесь святой неустанно проповедовал в течение многих лет.

Существует расхожая фраза о том, что Святой Доминик боролся с еретиками. Однако это не так. В действительности его борьба шла ЗА еретиков – за спасение их душ от ереси и возвращение к Истине, а значит и к Жизни. И эта борьба проникнута совершенной любовью. Действительно, только искренне любя – как саму Истину, так и тех, кому её возвещаешь – возможно преодолевать сотни километров для обращения порой нескольких душ, терпеть холод и зной, насмешки, опасности и не бояться ни плевка в лицо, ни камня в спину. Такая любовь, помогающая некогда впавшим в заблуждения встать и продолжить свой путь в свете Истины, передалась последователям Святого Доминика и стала основной силой и отличительной чертой Доминиканского Ордена.

Но вернусь к рассказу о паломничестве. Небольшой городок Фанжо расположен на живописном холме всего в нескольких километрах от Пруйля.

Из Пруйля туда можно добраться на машине либо пешком, следуя путём по которому шёл сам Доминик – среди живописных полей и душистых полевых цветов. Оказавшись в Фанжо, вначале мы направились к месту, откуда открывается великолепная панорама и где святой любил по ночам уединяться для молитвы.

По преданию, именно оттуда Господь чудесным образом указал ему, где должен быть построен женский монастырь, ниспослав знамение – огненный шар, спустившийся с ночного неба и остановившийся над собором Богоматери Пруйльской, издавна являвшимся местом паломничеств к чудотворной статуе Девы Марии. Сейчас копия этой статуи помещена в доме Святого Доминика в Фанжо. Отец Никодим провёл меня по этому дому, показав комнату, в которой хранится частица мощей Святого.


Недалеко от дома, расположенного на улице, носящей имя Доминика – Rue Sant Domenge – находится приходской храм.

Пройдя ещё немного, оказываемся у места, отмеченного ещё одним чудом, которое известно как «чудо огня». Во время диспута с еретиками было предложено испытать огнём записи с доводами Доминика и записи еретиков, бросив оба свитка в костёр – тот, в котором содержится истина, должен уцелеть в огне. Свиток еретиков немедленно сгорел, тогда как свиток, написанный Домиником, остался нетронутым, поднявшись над пламенем, тем самым указывая на истинность содержащихся в нём доводов. Впоследствии на этом месте появился монастырь, где и сейчас можно побывать в помещение, где проходил диспут.

Из Фанжо отец Никодим отвёз меня в Монреаль, где Доминик также проповедовал и участвовал в диспутах и где благодаря его проповеди 150 жителей города публично отреклись от ереси в храме Святого Винсента.

По дороге в Монреаль можно видеть памятный знак, установленный на месте «чуда снопов»: когда Доминик увещевал нескольких жнецов не работать в воскресенье, один из них решил убить святого серпом, но остальные заметили, что снопы, которые они держали в руках, покрылись кровью. Жнецы обратились и последовали за Домиником.

День, насыщенный событиями и впечатлениями подходил к концу. На небе – одновременно высоком и столь близком – зажигались первые звёзды, а сестры Пруйльского монастыря собирались на Повечерие. Несомненно, после Святых Таинств, Литургия Часов – наиболее драгоценный дар, которым Господь украсил Свою Невесту – Церковь. Существует ли что-либо, что несло бы душе мир и покой более, чем осознание того, что ничто не в силах нарушить этот священный ритм молитвенной жизни, и что никакая сила не может помешать общине собраться вместе для прославления Бога?! Доминик знал, насколько важно это скромное и скрытое от мира молитвенное служение сестёр-затворниц для Ордена и всей Церкви: в то время как братья-доминиканцы несут миру свет в светильниках проповеди, молитва сестёр наполняет эти светильники маслом, без которого они бы давно угасли. Поэтому как в те времена, так и в наши дни, Орден нуждается в такой самоотверженной молитве, освещающей и обновляющей всю доминиканскую семью.

Я покидала Пруйль и Фанжо, но в душе остался обретённый там свет тихой радости и желание делиться этим светом, по примеру Святого Доминика, свидетельствуя об Истине словом и всей жизнью.

Паломничество завершилось? Нет, оно продолжается в сердце.

Юлия Карлова OPs

No Comment

Отправить комментарий