Джованни да Тарано. Святой Доминик и сцены из его жизни

9/16/2013, One Comment

Изучая иконографию Святого Доминика, весьма интересно обратиться к наиболее ранним его изображениям – своего рода первоисточнику, во многом определившему дальнейшее развитие иконографической традиции в отношении Cвятого. Разумеется, наивно было бы искать в первых портретах основателя Ордена Проповедников точное портретное сходство, так как они были написаны спустя десятилетия после его земной кончины. Скорее, речь может идти о неком духовном образе Святого Доминика, о том, каким его представляли первые почитатели его святости, как видели его «духовными очами», выражая это видение в живописных образах. Вне всякого сомнения, в наиболее ранних изображниях Доминика чувствуется влияние византийской иконописной школы. А суть иконы – не пытаться в точности изобразить мир и человека, а открывать его внутреннюю, «надприродную» красоту с помощью выработанных на протяжении многих веков живописных приёмов и определённой символики.

Впрочем, XIII век – начало так называемого Проторенессанса – стал временем постепеного отхода от византийских иконописных канонов. Это было поистине удивительное время в истории искусства, предварявшее «Золотой Век» Ренессанса. Живопись сохраняла одухотворённость и возвышенность, свойственные иконописи, но при этом обрела теплоту человечности, внимание к природе, архитектуре, быту. Живописцы, архитекторы, поэты словно заново открыли для себя красоту мира как творения Божия, и человека, созданного по образу и подобию благого Творца. Интересно, что во многом на формирование идей, свойственных Проторенессансу, повлияло противостояние альбигойской ереси, отрицавшей ценность материального мира. Как известно, немалая заслуга в таком противостоянии принадлежит проповеди Святых Доминика и Франциска. Сочетание стремления к миру горнему и внимания к материальному творению нашло отражение в живописи, соединившей уже устоявшиеся иконописные традиции с новыми веяниями и породившей совершенно уникальный, ни с чем не сравнимый стиль.

Работа Джованни да Тарано, изображающая Святого Доминика и сцены из его жизни, является характерным примером живописи Проторенессанса. Об этом художнике известно лишь то, что он работал в Бари и Неаполе в конце XIII – начале XIV вв. Помимо изображения Святого Доминика, сохранилось лишь несколько его произведений, авторство которых, впрочем, оспаривается: образ Богоматери, находящийся в художественной галерее города Бари; Мадонна с Младенцем в церкви монастыря Богородицы в Козенце и некоторые фрески в оратории Святой Анны и в галерее церкви Гроба Господня в Барлетте.

Образ Святого Доминика, написанный темперой по дереву, является наиболее известным творением Джованни да Тарано. Центральная панель с портретом Доминика в полный рост относится предположительно к двум последним десятилетиям XIII века. Две боковые панели со сценами из жизни Святого, как представляется, были добавлены одно или два десятилетия спустя. Картина вначале находилась в Гаэте, затем в течение длительного времени украшала храм Святого Петра Мученика в Неаполе, а в настоящее время находится в неапольском музее Каподимонте (Capodimonte).

На создание этой картины несомненное влияние оказало наиболее раннее из сохранившихся живописных изображений Святого Доминика – портрет на центральной панели, которая некогда, как предполагают, также была частью триптиха. Этот портрет датируется 1250-ми годами и входит в собрание музея Гарвардского университета. В свою очередь, гарвардский портрет Святого Доминика был написан под влиянием произведения Мастера Сан Франческо Барди «Святой Франциск и сцены из его жизни», находящегося во Флоренции в церкви Санта-Кроче – поза и жесты на обоих портретах почти в точности совпадают.

Впрочем, образ Доминика, написанный Джованни да Тарано, испытал на себе не только косвенное, но и непосредственное францисканское влияние. Поразительной особенностью этого портрета является то, что на центральной панели плащ Доминика окрашен в коричневый цвет, присущий не доминиканцам, а францисканцам. При этом такая ошибка не повторяется в сценах боковых панелей.

Фигура Доминика на центральной панели полна строгости и величия. Окружённый золотистым фоном – символом небесной славы – он смотрит на зрителя, одновременно будучи словно погружённым в созерцание иной реальности. Правая рука Доминика приподнята в благословляющем жесте, а левой он протягивает двум доминиканцам, изображённым гораздо меньшими, чем он сам, книгу, открытую на страницах с текстом "Euntes in mundum universum predicate" – “Идите по всему миру и проповедуйте".

Боковые панели изображают двенадцать сцен из жизни Святого Доминика – по шесть с обоих сторон.

На левой панели располагаются такие сцены (сверху вниз):

сон Блаженной Хуаны де Аза, матери Святого Доминика,

детство Доминика,

Доминик продаёт свои книги, чтобы помочь нуждающимся,

явление Девы Марии Блаженному Реджинальду и дарование доминиканского облачения,

сон Папы Иннокентия III,

чудесная трапеза.

Сцены на панели справа:

воскрешение Наполеоне Орсини,

воскрешение рабочего при строительстве монастыря Святого Сикста,

явление Святому Доминику Апостолов Петра и Павла,

Доминик странствует вместе с другим братом,

принятие в Орден новых членов,

земная кончина Святого Доминика

Рассмотрим вкратце каждую из этих сцен.

Сон Блаженной Хуаны де Аза, матери Святого Доминика

Как гласит легенда, незадолго до рождения Доминика, Хуана де Аза увидела странный сон: что она носит в своем чреве собаку, держащую в пасти пылающий факел, и что, выйдя из чрева, собака зажгла весь мир этим огнём. Встревоженная Хуана отправилась в аббатство Святого Доминика Силосского, который в видении поведал ей смысл увиденного во сне: она родит великого проповедника, который осветит светом Истины весь мир.

На верхней сцене левой панели мы видим спящую Хуану. Собака, из пасти которой исходит пламя, словно восседает на её кровати, разрушая границы между сном и реальностью. Красный цвет покрывала усиливает драматизм сюжета.

Детство Доминика

Хуана де Аза изображена лежащей на кровати под аркой, над которой возвышается родовой замок де Гусманов. Маленький Доминик словно что-то говорит своей матери, в то время как она внимательно его слушает. Сцена проникнута внутренней теплотой, покоем и умиротворением.

Доминик продаёт свои книги, чтобы помочь нуждающимся

В третьей сверху слева сцене Святой показан как студент в Паленсии (при этом он уже одет в доминиканский хабит). В то время там свирепствовал голод, и Доминик продал свои книги и дал полученные деньги бедным. В левой части этой сцены Доминик стоит перед высоким прилавком, на который кладёт несколько книг, в то время как человек, сидящий за прилавком отсчитывает для него деньги. В правой части Доминик встречается с группой людей с протянутыми к нему руками, своим невысоким ростом напоминающих детей. Разумеется, это не дети, а бедняки, которым Доминик даёт деньги, вырученные с продажи книг.

Явление Девы Марии Блаженному Реджинальду и дарование доминиканского облачения

Эта сцена повествует о чудесном исцелении Блаженного Реджинальда Орлеанского. Незадолго до этого события Реджинальд повстречался в Риме со Святым Домиником и, восхитившись его проповедью и апостольской жизнью, решил присоединиться к основанному им Ордену. Однако вскоре его сразил тяжкий недуг, и Реджинальд оказался при смерти. Его могло спасти лишь чудо, и по молитве Доминика такое чудо произошло. Реджинальду явилась Пресвятая Дева Мария в окружении Святых дев, помазала его елеем и показала ему одеяние Ордена Проповедников, в которое он облёкся. Реджинальд исцелился и стал одним из ревностных последователей Святого Доминика.

В левой части сцены можно видеть лежащего в постели Реджинальда; Пресвятая Дева Мария, за Которой стоят Святые девы, протягивает ему доминиканский хабит. Справа изображён погружённый в молитву Доминик.

Сон Папы Иннокентия III

Сцена отображает легенду о сне Папы Иннокентия. Как и в двух предыдущих сценах, изображение словно разделено надвое: слева мы видим спящего Папу, тогда как правая часть иллюстрирует содержание его сна - Доминик подпирает плечами накренившуюся массивную базилику Святого Иоанна Латеранского.

Чудесная трапеза

Нижняя сцена левой панели рассказывает о чудесной трапезе – насыщении братьев пищей, ниспосланной Господом. Этой трапезе предшествовали такие события: братья, просившие подаяние, получили от некой благочестивой дамы буханку хлеба, которую отдали нищему, возвратясь в монастырь ни с чем; Доминик утешил их, сказав, что в образе нищего им явился ангел, и что Господь Сам позаботится о пище для них. После молитвы Доминик и братья отправились в трапезную, где неожиданно появились ангельского вида юноши, которые несли скатерти до краев полные хлебов, а бывшая пустой бочка наполнилась наилучшим вином.

Отображён момент, когда ангелы принесли братьям хлеб. Маленький ангел, на которого устремили свой взор братья, виден в нижнем левом углу сцены, тогда как Святой Доминик изображён молящимся справа. Поза Святого Доминика и часовня, в которой он молится, почти в точности повторяют их изображение в сцене исцеления Блаженного Реджинальда.

Воскрешение Наполеоне Орсини

Верхняя сцена правой панели посвящена воскрешению юного Наполеоне Орсини, племянника кардинала Стефана, оказывавшего Святому Доминику в Риме помощь и поддержку. Юноша разбился, упав с лошади, но был воскрешен по молитве Святого Доминика.

Снова сцена разделена на две части: справа изображён момент падения Наполеоне с лошади, написанный с не свойственной иконописи динамикой и экспрессией. Слева Доминик в окружении группы людей протягивает руку с благословением юноше, едва приподнявшемуся с ложа.

Воскрешение рабочего при строительстве монастыря Святого Сикста

Однажды, при строительстве монастыря Святого Сикста в Риме свод здания обрушился, и его обломками был засыпан рабочий. Святой Доминик повелел братьям извлечь тело из-под камней и принести к нему. По молитве Доминика рабочий ожил.

Композиция этой сцены, а также поза Доминика и воскрешенного во многом повторяют изображения на предыдущей сцене – отличие заметно лишь в том, что справа видна груда обломков здания, напоминающая небольшой холм.

Явление Святому Доминику Апостолов Петра и Павла

Этот сюжет был довольно популярным в искусстве, так как он во многом отражает суть доминиканского призвания к проповеди. По преданию, во время молитвы в базилике Святого Петра Доминик увидел Святых Апостолов Петра и Павла, которые передали ему посох и книгу со словами «Иди и проповедуй».

Сцена изображает Доминика и другого брата, стоящими на коленях перед Святыми Апостолами, находящимися в правой части композиции. Апостолы совсем не похожи на видение – они кажутся обычными людьми, и лишь нимбы указывают на их святость. Как и в предыдущих сценах, действие разворачивается на фоне храма, который, очевидно, не является точным изображением базилики Святого Петра, а имеет скорее символическое значение.

Доминик странствует вместе с другим братом

Святой Доминик много времени проводил в странствиях по городам и селениям, куда направлялся с проповедью и призывом к покаянию и обращению.

Эта сцена показывает Святого Доминика, идущего по лесной тропе вместе с одним из братьев. Их окружают высокие деревья. В руках Доминика, по всей видимости, Евангелие от Матфея, которое он всегда брал с собой. Доминик и его спутник выглядят сосредоточенными, отрешёнными от всего внешнего. Возможно, они погружены в молитву либо обдумывают слова, с которыми обратятся к своим слушателям.

Принятие в Орден новых членов

Проповеди Святого Доминика сопутствовало немалое число обращений. Жители разных городов и сёл, относящиеся к различным сословиям обретали в недавно основанном Ордене своё призвание к апостольской жизни.

Мы видим группу коленопреклонённых людей, которых Доминик вместе с сопровождающим его братом принимает в Орден. Фоном для этой сцены служит богато украшенное здание, вполне вероятно имеющее прототип в реальной архитектуре тех времён.

Земная кончина Святого Доминика

Последняя из двенадцати сцен о Святом Доминике изображает момент его земной кончины. Перед отходом в Вечность Доминик утешал братьев: «После смерти я буду вам нужнее и полезнее, чем был при жизни». Скорбящие братья склонились над телом их умирающего отца и учителя, в то время как его славную душу встречают Иисус и Пресвятая Дева Мария.

Сцены из жизни Святого Доминика стали довольно частым иконографическим сюжетом, к которому обращались многие художники – как XIII века, так и последующих времён. Они помогают глубже созерцать и пережить в душе основные моменты биографии Святого и главные вехи в истории основания и становления нашего Ордена.

Юлия Карлова OPs

One Comment

Wojsza @ 17 сентября 2013 г., 9:21

Спасибо, сестра : )

Отправить комментарий