От Псалтыря Давида до Псалтыря Пресвятой Девы

2/21/2011, No Comment

Из статьи брата Богуслава Коханевича ОР, «История Розария», “Teofil” 1(19), Krakow 2004.

Чтение псалмов составляло существенную часть молитвы средневековых монахов. Монастырские уставы обязывали их прочитывать полный Псалтырь (150 псалмов) в течение недели. Тем, кто не умел читать, надлежало произнести определенное число молитв Отче наш.

Св. Франциск Ассизский, в написанной им «Regola bollata», наказывал братьям, чтоб читали 24 Pater noster на заутренней, пять на утренней, по семь на первом, третьем и шестом часе, на вечерней – двенадцать и еще семь на комплете.

Заметим, что сама только замена псалмов Давида на Господню молитву еще не творила нового вида Псалтыря, названного Вильямом и Брилем Псалтырем Pater noster. Авторы средневековых уставов или конституций хотели предложить молитву, которая могла бы читаться неграмотными братьями. Таким образом, сама только рецитация определенного количества Pater noster еще не доказывает существования новой формы псалтыря.

В XII веке, наряду с существующим Псалтырем Давида появляется новый его тип, называемый Psalterium Beatae Virginis. Этот новый псалтырь отличался от читаемого во время литургии часов Псалтыря Давида тем, что вместо антифонов, предписанных конкретным псалмам, вводились богородичные антифоны. Новые композиции, начинающиеся словами Ave, Gaude, или Salve, подчеркивали заслуги Девы Марии, прославляли Ее участие в спасительной миссии Христа. Замена «обычных» антифон богородичными композициями позволяло отчитывать 150 псалмов Давида в новой, богородичной перспективе. Поэтому также 150 псалмов Давида, содержащих предписанные им антифоны богородичной тематики, были названы Псалтырем Блаженной Девы Марии.

Самый древний пример такого типа псалтыря находим в рукописи из Понтиньи, датированным 1114 годом:

Антифон 1:

«Ave porta paradisti,

lignum vitae, quod amisti,

Per te mihi iam dulcescit,

et salutis fructus crescit».

Псалом 1, 3:

«Et erit tamquam lignum… quod fructum suum dabit».

Как можно заметить, прибавленные богородичные антифоны характеризуются несколькими существенными чертами. Все антифоны начинались приветствием Ave. Более того, в тексте этих богородичных композиций можно заметить некоторые слова, взятые из псалмов, которые были использованы, дабы подчеркнуть связь данного антифона с конкретным псалмом. Например, в первом антифоне такими общими терминами являются lignum vitae и fructus.

Подобный тип композиции характеризует Псалтырь Псевдо-Ансельма, составленный в том же веке:

Антифон 1:

«Ave mater advocati

qui beatus consilio

Aula ventris incorrupti

processit de thalamo».

Псалом 1, 1:

«Beatus vir, qui non abiit in consilio…»

Также в случае этого псалтыря все антифоны начинаются от Ave. Слова, взятые из первого псалма, beatus и consilio можно найти в инициирующем его антифоне.

Псалтырь Эдмунда Кентерберийского (†1242) является еще одним примером, указывающим, каким образом монахи старались созерцать тайны Блаженной Девы Марии, с помощью псалмов Давида:

Антифон 1:

«Ave, virgo, lignum mite

que dedisti lignum vite,

Salus fidelium.

Genuisti Christum Iesum,

sed pudoris non est lesum

nec deflexit folium».

Псалом 1, 3-4:

«Et erit tamquam lignum … et folium eius non defluet».

В XIII веке появляется новый тип богородичного псалтыря. Речь идет о Псалтыре, в котором 150 псалмов Давида были заменены на 150 Радуйся Мария. Каждой Ave Maria предшествовал антифон чтущий Матерь Христа.

Замена псалмов словами Ангельского Приветствия делало возможным чтение всего псалтыря на протяжении одного дня. Ничего удивительного в том, что новый псалтырь очень быстро стал популярным среди светских верных.

Упомянутый тип псалтыря репрезентирует также Psalterium beatae Mariae Энгельберта из Адмонтона (†1331):

«Ave, rosa, flos estive,

O Maria, lucis vive

Suave habitaculum,

Lumen vivum ex te luxit,

Lumen vitae, quod reduxit

In hoc mortis saeculum.

Ave Maria, gratia plena…

Ave, rosa estivalis,

Nulla unquam rosa tali

In hoc mundo splenduit.

Ut est notum Gabrieli,

De te sola lumen coeli

Homo nasci voluit.

Ave Maria, gratia plena…»

О популярности «редуцированного» псалтыря свидетельствует живущий в XIII веке доминиканец Жан де Майли, который пишет, что множество женщин и девиц приветствуют Блаженную Деву сто пятьдесят раз, прибавляя Слава Отцу. Такая молитва была названа этим доминиканцем как Psalterium beatae Mariae Virginis.

Рецитация серии 150 Радуйся Мария было известно в некоторых светских братствах и общинах в XIII веке. Уставы Братства Пресвятой Девы Марии в Синт-Трёйден (Бельгия), редактированные в 1265 году, обязывали ежегодно отчитывать молитвы за умерших собратьев: за умерших священников надлежало отслужить три Мессы, за клириков – прочитать Псалтырь Давида, а за светских прочитать Псалтырь Пресвятой Девы Марии.

Псалтырь Марии не был чужд также бегинкам из Гента. Устав этой общины содержит следующую запись: Та, которая была принята в общину (…) будет обязана каждый день отчитывать три раза по пятьдесят Ave, которые называются Псалтырем Благословенной Девы.

Нужно заметить, что вышеуказанная молитвенная практика имела, прежде всего, частный характер, использовалась параллельно с официальной литургической молитвой. Фома Кантенпретанский ОР (1201 – 1272) свидетельствует, что Маргарита из Ипра, житие которой он описывает, кроме канонических часов предписанных орденским уставом, читала также другие молитвы. В числе таких личных молитв Маргариты находится также третья часть Псалтыря Блаженной Девы, то есть пятьдесят Ave Maria.

Вероятно, что появление богородичного псалтыря, состоящего из 150 Ave Maria, который распространяется в качестве личной молитвенной практики, как в монашеских общинах, так и среди светских, венчает собою первый этап формирования молитвы Розария.

Нужно, однако, помнить, что кроме упомянутого псалтыря, существенное влияние на будущую форму Розария оказала практика многократного повторения слов Ангельского Приветствия.

Перевод: о. Ириней Погорельцев ОР

No Comment

Отправить комментарий