О мучениках вьетнамских

11/24/2010, No Comment

Из письма к отцу св. Петра Альмато и Риберы, священника и мученика (Pedro Almato y Ribera OP, Martir de Tonkin [1830-1861]. Correspondencia familiar, ed. V. Gomez Garcia, Valencia, 1987, pp. 62-63).

св. Петр Альмато и Рибера

Я полагаю, что и Ты уже оплакал меня, думая, что я умер. Для этого было достаточно оснований. Я тоже не думал, что смогу дожить до сих пор, и не особо надеялся, что переживу столь большое гонение. Минул уже почти год, как наши освободители достигли этих берегов, возведены укрепления, построены дома, но и умерло несколько сотен жителей Кохинхиниы . И что же? Мы уже обрели мир?

О, возлюбленный отче! Хитрая политика Европы жестоко посмеялась над нашими надеждами. Мы, наивные, думали, что исключительно религиозное рвение привело католические вооруженные силы в это королевство, чтобы покарать короля, а если бы он не проявил должного покаяния, отнять у него королевство, которое Франция дала его прадеду. Пока что еще ничего не сделано для блага религии, а то, каковы планы Франции в отношении Кохинхины, покажет будущее. Я с удовольствием бы распространялся еще на эту тему, но мне не позволяет этого сделать краткость письма.

Вред, который нам до сей поры нанесен, огромен. Наши миссии, в свое время цветущие, утратили свою живость и красоту. Сколько же уничтожено сел, сколько ограблено христиан, сколько посланцев Господа умерли или же изгнаны! Воистину хочется плакать, видя, как одних ведут на эшафот, других держат подолгу в темницах, а у иных разрушают дома, сначала их ограбив, и оставляя несчастных на улице без куска хлеба, благодаря которому они могли бы прожить. О, бедные мы грешники!

Точного числа изгнанных, будь то миссионеров, будь то христиан, я не могу тебе привести, потому что у меня нет под рукой списка, но их много. Не считая достопочтенных апостольских викариев, о которых я уже писал тебе в предыдущем письме, мученической смертью погибло еще девятнадцать здешних священников, много миссионеров и христиан, точного числа которых я также не знаю.

Все это касается только лишь наших миссий, где мы насчитывали двести тысяч христиан. Нас бы немного утешила возможность предвидеть конец этой недоли, но происходящее в порту Турон не позволяет нам этого сделать.

Сейчас я чувствую себя достаточно хорошо, хотя из-за сложившейся ситуации не настолько хорошо, как хотелось бы. Вот уже семь месяцев мы, двое европейцев, тайно живем в маленьком домике с подвалом, чтобы прятаться в нем, если вдруг мандарины захотят нанести нам визит. Если вдруг ты узнаешь, что меня схватили и убили за веру, не плач, а скорее радуйся счастью, которое выпало на мою долю. Прощаюсь с вами, с тобою отче, с мамой, братом, сестрами, с нашими родными и друзьями, на случай если не смогу написать вам очередное письмо. Препоручайте меня Богу и Матери Божией, дабы Они даровали мне нужную благодать, чтобы я умер из любви к Ним. С Богом, мой отче.

Перевод: о. Юрий Дорогин ОР

No Comment

Отправить комментарий