О блаженной Юлии

6/12/2010, No Comment

Из показаний свидетелей жизни и мученичества блаженной Юлии Родзинской (ASDK).

 

С сестрой Юлией я познакомилась в том страшном концлагере Штуттгоф, около Гданьска, где над нами издевались на каждом шагу. Один отбор уже был унизителен, а в газовую камеру отправляли, глядя на внешний вид.

С сестрой Юлией я была рядом до самой её смерти. Она никогда не скрывала того, что она монахиня. Она отличалась духом несокрушимой веры, всегда уповая на Бога. Всех нас утешала, препоручала Богу, побуждала к молитве. Организовывала для нас, таких же, как она узников, общие молитвы и вела их. Это всегда была молитва Розария, литания Деве Марии, песни и целый ряд сочинённых ею молитв, касающихся наших нужд и положения. Молиться приходили заключённые разных национальностей. Одни говорили другим: «Пойдёмте на Розарий к сестре Юлии». Перед моими глазами навсегда останется эта картина: небольшое помещение, переполненное людьми, занимающими трёх и даже четырёхэтажные нары. Слабое освещение и развешенные сушиться лохмотья. Коленопреклонённая на деревянном брусе, с выпрямленной спиной и поднятой головой, со взором, обращённым в Бесконечность – наша сестра Юлия. В сильных красивых руках чётки, на лице сосредоточенность. Она была очень благочестива. Своим благочестием влияла на других. Рядом с ней человек чувствовал потребность помолиться.

Сестру Юлию отличала глубокая любовь к Богу и Церкви. Она тайно организовывала встречи со священником, тоже заключённым, чтобы воспользоваться его услугами и исповедаться и чтобы другие тоже могли примириться с Богом. Неоднократно в первой половине дня по воскресеньям, когда позволяли обстоятельства, мы молча ходили вокруг барака, участвуя духовно в святой Мессе.

Когда я просила её рассказать о жизни в монастыре, тогда она проникнутая тем, что для неё было превыше и дороже всего, рассказывала о возвышенной монашеской жизни, о прекрасных ее обычаях и возвышенных обрядах. В конце каждого такого разговора, она с чувством благодарила меня, хотя это я должна была благодарить её за то, что получала от нее в этих беседах. Сестра Юлия творила дела милосердия в лагере, где почти забыли, что милосердие вообще существует. Она была спокойна, молитвенна, жертвенна и всегда готова прийти на помощь; она помогала другим, даже подвергая свою жизнь опасности. Она опекала отчаявшихся, отыскивала таких людей и укрепляла добрым словом. Так она вела себя со всеми, независимо от их национальности и вероисповедания. Она умела утешать, ибо сама глубоко уповала на Бога. Она делилась буквально всем, даже последним кусочком хлеба, отказывая себе ради более голодных.

Она часто повторяла, что Бог всем управляет. Говорила, что мы должны быть послушны Божьей воле, даже если нам приходится переносить все эти унижения или даже умереть в лагере, все в руке Божьей. Она принимала свою судьбу в духе веры в Божий Промысел, хотя предчувствовала, что не выйдет из лагеря. Молилась непрестанно и до конца служила ближним.

Она приходила к заразным тифозным больным, в то время как другие делали все, чтобы избежать встречи с ними. Заболев сама, она не хотела лежать, ибо стремилась помогать другим. Это ее любовь, жертвенная любовь, довела ее до заражения. Но она не представляла себе, как можно не быть с теми, кто нуждается в ее помощи. Это было в ней самое сильное – жертвенная любовь.

Предчувствуя близкую смерть, она тосковала по своему ордену, по тем, кого больше уже не увидит. У нее появились слезы бессилия. Это не было отчаяние. Эту минутную слабость она побеждала молитвой, до конца служа больным. Сестра Юлия умерла от тифа. Отдала жизнь за других. Среди тех, кто выжил, было распространено мнение, что она была великим и святым человеком.

Перевод: о. Юрий Дорогин ОР

No Comment

Отправить комментарий