Франциск и Доминик – два столпа святой Церкви

10/13/2010, No Comment

Из Диалога св. Екатерины Сиенской (Cap. 158: trad. lat. Ms. T.II. 4, Bibliothecae communalis Senensis).

Святой Орден, учрежденный Святым Духом и предназначенный для всех душ, стремящихся к достижению совершенства, подобен ладье, коя доставит их к причалу спасения. Хозяин сей ладьи – сам Дух Святой. Не собьется она с пути из-за погрешности монаха, преступающего устав; погрешность сия вредит ему, не ей. Правда, кормчий может отдать ее на милость волн, как делают плохие пастыри, начальники, поставленные у кормила Хозяином ладьи. Однако ладья эта сама по себе дает такое умиротворение, что язык твой не способен его выразить.

На сей ладье есть также и сокровище святых уставов, составленных столь мудро и светло теми, кто сделались ковчегами Святого Духа.

Взгляни, как гармонично Бенедикт устроил свою ладью.

Взгляни, каким совершенством, каким благоуханием бедности, какими перлами добродетелей оснастил свою ладью Франциск. Толкнул ее на путь великого совершенства, первым осуществив его в себе, и дал ученикам своим в невесты истинную и святую бедность, кою сам избрал в презрении к себе и в самоотречении. Он не хотел угождать никому кроме Моей воли, но желал быть ничем в глазах мира. Он умерщвлял свою плоть, уничтожал свою волю, облекался в бесчестье, страдания и оскорбления ради любви к смиренному Агнцу, с коим соединился любовью и сораспялся, так, что по особой благодати, на его теле появились раны моей Правды, явив в сосуде его плоти пламенное чувство его духа. Так он проложил путь для других.

Но ты спросишь меня: разве иные ордена не основаны на той же самой бедности? Да, но ни один из них не избрал ее своим основным благом. Это также как с добродетелями. Все добродетели происходят от любви, но тем не менее, как Я сказал тебе в другом месте, у каждого есть своя собственная добродетель, у этого такая, у того иная, хотя у всех них есть любовь. Бедняку Франциску была свойственна истинная бедность и любовь, кою он питал к ней, он возвел в принцип на своей ладье, установив на ней строгую дисциплину для душ не обычных, но совершенных, не многих, но хороших. Говорю, немногих, ибо лишь немногие избирают это совершенство.

Взгляни теперь на ладью отца твоего, Доминика, возлюбленного сына Моего и посмотри, сколь совершенно он все здесь устроил. Он желал, чтобы его братья заботились лишь о Моей славе и о спасении душ, при помощи света знания. Сей свет он восхотел соделать основанием своего Ордена, однако не отказался и от истинной и добровольной бедности. Доказательством тому, что он соблюдал ее и гнушался богатством, служит проклятие, кое он оставил в завещании в наследство сынам своим, которые владеют в его Ордене чем-либо лично или сообща. Это знак того, что он избрал себе в невесты царицу бедность.

Однако основным предметом своего Ордена он соделал свет знания, чтобы искоренить заблуждения, возникшие в то время. Он принял пост Слова, Единородного Сына Моего. В мире явился прямо как апостол, столь велики были истина и сияние, с коими он сеял слово, разгонял тьму и проливал свет. Он сам был светом, который Я дал миру при помощи Марии и поместил в мистическом теле святой Церкви для искоренения ереси.

Скольких же работников выслал сей отец, чтобы трудились в винограднике его, вырывая тернии пороков и насаждая добродетели! Воистину, Доминик и Франциск являют собою два столпа в святой Церкви: Франциск бедностью, коя была чертой ему присущей, а Доминик знанием.

Перевод: о. Юрий Дорогин ОР

No Comment

Отправить комментарий